Charme Stone про камни

О том, как устроен бизнес по продаже полудрагоценных камней, читайте в первой части моего интервью со Светланой Назаровой, генеральным директором компании Charme Stone.

Как создаются слэбы из полудрагов? Где добывают самые красивые агаты? Какой камень не уступает по твердости граниту, а красотой превосходит его в сотни раз? Продолжаем разговор о красоте и преимуществе натурального камня в интерьере.

ИНТЕРВЬЮ С ЭКСПЕРТАМИ РЫНКА

ЧАСТЬ 2
— Сколько в вашем ассортименте полудрагоценных и других камней?
— Полудрагов, наверное, 70-80. Остальное — мраморы, граниты, лабрадориты, ониксы.
Конкуренты отдают дань нашему риску, потому что все прекрасно понимают, какие инвестиции сюда вложены
— Конкуренты не взвыли от зависти?
— Приезжают, звонят: «Света, мы хотим посмотреть». Я отвечаю: «Да, пожалуйста». А вот как раз, пока мы с вами общаемся, звонит один из конкурентов – видимо с той же целью.

Речь, конечно, не о зависти. Конкуренты отдают дань нашему риску, потому что все прекрасно понимают, какие инвестиции сюда вложены. Им это особенно очевидно, они все сразу же переводят в деньги, поскольку знают всему цену.

В какой-то мере они даже, наверное, восхищаются нашей рискованной затеей, которая себя пока — тьфу-тьфу-тьфу — оправдывает. Когда ты первый на рынке с такой историей, это всегда хорошо. Повторить, скопировать это — зуб даю, — в ближайшие 3-5 лет ни у кого не получится. Будут ввозить по одному слэбу яшмы, агата, ставить у себя на складе, но создать такое пространство никто не рискнет.
— Из каких стран вы привозите камень?
— Стран происхождения — десятки. Мрамор — это Европа, Италия, которая славится ими в первую очередь. Испания, Турция, Оман, Иран. Сырье для полудрагоценных камней добывается по всему миру. В основном это Южная Америка, Южная Африка, Индия, Мадагаскар. Все кварциты — из Бразилии.
— Представить страшно, сколько стоит доставка из Бразилии.
— Все это плывет контейнерами по морю в несколько портов, куда мы принимаем товар.
— А что вы называете сырьем для полудрагов?
— Сами камни, которые потом уже складываются в композицию. Они же в природе не встречаются в виде плит. Эти камни распиливают на нужную ширину, окрашивают, если это агат, дальше укладывают, заливают смолой, полируют. Безусловно там целая технология изготовления.
— Этим занимается одна компания или абсолютно разные?
— Разные. Не буду скрывать, что те же полудраги могут изготавливаться в Индии или Китае. Вопрос качества и сочетания цена/качество. Те аналоги, что вижу я — это в основном голубой агат как самый распространенный в мире, — мне не нравятся. У нас действительно очень хорошее качество.
— Что такое хорошее качество? Каковы его критерии?
— Качество определяется, во-первых, самим камнем. Например, возьмем агат. Он обладает специфической структурой — внутри вкрапления кварца, похожие на хрусталь, а вокруг — оболочка.
Дальше речь идет о качестве сборки слэба. Идеально, когда камень максимально примыкает к камню с минимумом зазоров. Они будут в любом случае, ведь все камни разной формы, но их надо минимизировать. Сборка композиции на фабрике — сюда поменьше, сюда побольше, чтобы это все стыковалось, — это реально ручной труд.

Затем зазоры, которые все-таки остаются, заделывают либо крошкой этого камня, либо мелкими камнями. Потом все это заклеивается на эпоксидку и полируется. Поэтому качество это — а) структура самого камня, б) собственно сборка и в) финальная обработка, то есть полировка. Это тоже имеет значение, потому что очень часто мы видим плохую полировку слэбов, особенно китайских.
— А какой агат, по-твоему, самый красивый? Какой тебе больше нравится?
— Из новинок я очень люблю бирюзово-голубой агат Дельта. А если мы будем говорить о востребованных, то это голубой, агат Блю, прямо на все века. Есть темный агат Умбра, он делается с золотом — с прослойками металлизированной фольги. Он сейчас второй по популярности и очень красив в подсветке. Но я люблю поярче :).
— Получается, вы возите практически все агаты, которые могут быть. А применимо ли к камням такое понятие, как тренд?
— Тренды в мире камня очень часто повторяют тренды дизайна. На ключевой дизайнерской выставке Salone del Mobile в Милане в этом году, например, акцент был сделан на оранжевые пятна. А в целом идет тренд на серые цвета. Все повторяется в камнях. У нас сразу появляется агат Грэй, серая композиция, либо какие-то яркие пятна мы тоже реализуем в фактуре слэба. Все завязано между собой. Нельзя говорить, что камень оторван от общих дизайнерских трендов.
— Но он же все-таки долговечнее. Поставил, и он остается в интерьере практически навсегда. Как одно совмещать с другим?
— Натуральный камень — это такая инвестиция в себя, в наследие, которое останется детям и внукам. Он не дешевеет, он всегда будет ценен ровно за счет того, что натуральный. Самое важное в камне — его уникальность. Вы никогда не найдете второй такой же слэб от слова «совсем». Это касается и агатов, и мраморов, и кварцитов. То, как это родилось в природе под воздействием лавы, селей, вулканических процессов и спрессовалось под землей, повторить невозможно.

У меня у самой есть мраморная столешница, и я знаю, что ни у кого никогда не будет такой же. И меня это радует. Это ценность. В наш век все равно хочется быть в чем-то уникальным. Камень — один из немногих материалов, который дает такую возможность.
— Есть такое понятие — статусность, статусные дорогие материалы. Любой ли камень дает интерьеру статусность?
— В принципе, само использование камня в интерьере уже подчеркивает как минимум хороший вкус владельца. Потому что окружать себя натуральными материалами — правильно. Причем я имею в виду не только камень, но и дерево, текстиль и все остальное.

Мы живем в техногенный век больших скоростей. Чем дальше, тем больше будет вокруг нас искусственных материалов. Поэтому натуральность — великая ценность.

Когда я захожу в дом и вижу, что здесь использованы натуральные материалы, мне это уже говорить о вкусе его хозяина. А дальше — использует ли он мрамор за безумные деньги или нет — уже дело личного выбора.
— Ты делаешь акцент на натуральность. Но камни же подкрашивают, чтобы их улучшить. Для чего это нужно?
— Окрашивание не влияет на натуральность. Агаты красят очень часто. Например, самый популярный агат Блю — это всегда 100% крашеный агат, потому что ему в природе не свойственна такая голубая окраска. Агат Дельта, который мне нравится, тоже подкрашенный. А вот, например, агат Грэй, Грин или Лилак — это натуральные цвета.
— Что еще редкого у вас есть кроме агатов?
— Малахит, который у нас недавно появился. Вспомните дворцы Екатерины, разные исторические музеи. Малахита в России всегда было много. Он добывался в Екатеринбурге, в Свердловской области. Но, к сожалению, запасы этого минерала практически исчерпаны. Их еще хватает на ювелирную продукцию, где он используется в небольших объемах, но уже недостаточно для масштабных вещей. Поэтому наш малахитовый слэб — редкий экземпляр.
— Откуда этот малахит?
— Само сырье — Южная Америка, Индия.
Сейчас во всем мире проблемы с добычей малахита. Он есть, но его вывезти нельзя
— Значит там еще что-то осталось?
— В чем печаль малахита? На самом деле в Южной Америке и в Южной Африке его достаточно. Но там государство подумало, признало этот камень национальным достоянием и наложило на него эмбарго. Сейчас действительно во всем мире проблемы с добычей малахита. Он есть, но его вывезти нельзя.
Находить сырье — задача фабрики, у которой мы покупаем готовые слэбы. Их закупщики ищут по всему миру, ездят по карьерам, смотрят, где что есть.

Агат — достаточно распространенный материал. Кварцит тоже. Обсидиан — своеобразный камень. Скажу честно, я его не очень люблю. У нас он представлен в единственном экземпляре как черный камень с золотом. По своей структуре это вулканическое стекло. Камень очень сложный как в обработке, так и в бытовом использовании — на нем сразу видны любые отпечатки. Поскольку это стекло, резать его очень тяжело. Если вы выбираете панно, с которым ничего не будете делать, я скажу, что это отличный выбор. Но вырезать из него что-то, дай бог, фигуристое, очень рискованно. Я всегда предупреждаю, что материал может крошиться, ведь это стекло. Вот он — достаточно непростой и редкий, его не так много в природе.
— Еще у вас есть окаменелое дерево.
— Это отдельный тип материала. До сих пор помню, как в первый раз приехала на фабрику и увидела реальную поленницу. Представьте, вы приезжаете на дачу и видите поленницу дров. И вот я вижу такую же поленницу, только из окаменелых брёвен, которые теперь совершенно заслуженно являются полудрагоценными материалами.

Сырье выглядит ровно так же, как пеньки или бревна. А вот когда ты понимаешь их происхождение и соответственно стоимость, это, конечно, производит впечатление.
Окаменелые деревья много миллионов лет назад были абсолютно живыми: на них возможно пели птички и ползали жучки. Во время каких-то стихийных бедствий — извержений вулканов, землетрясений, сходов селей — они оказались погребенными под лавой или водой, где и происходила углефикация — отвердевание породы в отсутствие кислорода, что и позволило образоваться кристаллам.
— Кристаллы заменили структуру дерева.
— Они сохраняют структуру дерева, в любых срезах материал выглядит как дерево, но это уже камень, и очень крепкий. Окаменелое дерево — очень прочное. Ровно, как и агаты, которые по своим техническим характеристикам сопоставимы с гранитом.
— А выглядят такими милыми, нежными.
— Согласна, и тем не менее, это очень прочный камень.
— Если говорить про стили, то отделка из камня очень характерна для классики. А как обстоит дело с современным интерьером?
— В современном стиле, как правило, камень не режут, а используются именно в больших форматах — слэбах.

В таких квартирах, как правило, много хрома, стекла. Нет никаких стенок с безумным количеством шкафчиков, как у наших бабушек.
При таком минимализме достаточно подвести к панно диодную подсветку. Когда вы ее включите, то увидите, как по-другому заиграют все эти никелированные поверхности и сталь. Это, конечно, добавляет интерьеру богатства, шика, благородства.
Люди действительно каждый раз видят камень по-новому. То он кажется тебе тяжелым, то, наоборот: «Боже, какая легкость и воздушность!» Он как будто подстраивается под тебя
— То есть камень в современном интерьере — всегда акцентное решение?
— Скорее, да.
— Получается отношение к камню тоже трансформируется. Появились новые способы обработки, стало возможным собирать полудрагоценные камни в слэбы. Сейчас это легче сделать и воспринимаются они иначе. Если раньше в классике ценили симметрию и сочетание разных камней, то сейчас людям интереснее естественность и необычность.
— Как мне сказал один клиент, у которого дом сделан в стиле модерн, и в гостиной выставлено панно из агата: «Светлана, честное слово, я каждый день смотрю на него, и каждый день вижу разные камни».

В одном панно используется около 100 нарезанных камней. Структура каждого индивидуальна. Их можно ежедневно рассматривать по отдельности и находить что-то необычное: тут хрустальная сердцевинка замысловато закрутилась, здесь — волнистая оболочка, там — вкрапления золота. Люди действительно каждый раз видят камень по-новому. Даже в зависимости от того, в каком настроении ты смотришь на него, у тебя меняется восприятие. То он кажется тебе тяжелым, то, наоборот: «Боже, какая легкость и воздушность!» Он как будто подстраивается под тебя.
— Ты как-то говорила, что сейчас появилась интересная альтернатива граниту. О чем шла речь?
— Открытием стал выход на рынок кварцитов. Вот кварцит Azul Macaubas. Он практически один в один сопоставим с гранитом по своим техническим характеристикам, такой же неистираемый, плотный, ничего с ним не происходит. Но кварциты обладают высокой декоративной ценностью. Гранита таких расцветок не бывает. Он достаточно скучен в визуальном отношении — серый, белый, черный, какие-то градиенты. Кварцит может быть и розовым, и голубым. Кстати, хочу сказать, максимальное количество кварцитов — это как раз ассортимент Charme Stone.
— Их получается, раньше не использовали?
— Кварцит — это Бразилия. Далеко, дорого, большой логистический рукав. Даже наши уважаемые конкуренты имели лишь небольшую матрицу кварцитов, как правило, перекупая их поближе.

С кварцитами есть риск, но он оправдан. Нам помогло профессиональное чутье — все-таки столько лет в камне. Когда мы в первый раз увидели художественное многообразие кварцитов, то поняли, что они ни в чем не уступают гранитам, и потащили их на рынок.
Начинали тяжело, люди не знали, что такое кварцит, и думали по привычке: «Нет, мне нужна столешница из гранита, у соседей — из гранита, у друзей — из гранита. Все остальное развалится».

Мы реально потратили год на то, чтобы донести до людей ценность кварцита. Еще в рамках Venezia Stone, когда проект Charme был в подготовительной стадии, мы тратили время на то, чтобы популяризировать на рынке кварциты. И нам это удалось. Сейчас это крайне востребованный материал, по популярности сопоставимый с гранитом. Уже никто не просит только гранит, спрос на него даже пошел на убыль.
— Кварциты везете только из Бразилии, других вариантов нет?
— Они встречаются единично и в других странах, но основные месторождения — в Бразилии. Посмотрите: Голубой, Эмеральд Грин, Блю Рома — великолепный камень, очень востребованный. Безумное количество цветов, которых в граните вы не найдете.
— У вас были проекты с применением кварцитов на улице?
— Ими выкладывали дорожки, отделывали фасады. В основном у кварцита вообще нет ограничений, но всё-таки его декоративная ценность «просит» применять его как украшение внутренних помещений.
— Как доказать людям, что он твердый, влагостойкий, не рассыпется? Это выяснилось по опыту использования или в ходе каких-то экспериментов?
— Есть понимание, сколько баллов по шкале Мосса имеет тот или иной камень. Кварцит стоит рядом с гранитом по твердости, у них идентичные показатели. На это есть сертификаты.
— Первый раз о свойствах кварцита я узнал, когда работал с одним проектом. Там им облицевали чашу бассейна. Очень красивый камень зеленоватого цвета. Мрамор для этой цели использовать нельзя — вода достаточно активна, она его разъедает и он темнеет, разрушается. Поэтому единственный камень, который можно применить, чтобы сделать уникальный, неповторимый бассейн — это только кварцит.
— Добавлю, что любой камень, неважно, кварцит, мрамор, оникс, все равно требует определенного ухода. Я не знаю, что нужно сделать, чтобы разбить кварцит. Можно ударить его сковородкой, утюгом — это все ерунда, пострадают они, а не кварцит. Но вот, например, у меня есть столик из оникса и столешница из мрамора. 2-3 раза в год я обрабатываю их специальными химическими средствами для камня.
Ведь все равно образуются невидимые глазу микротрещины, поэтому определенная обработка, — в том числе кварцита в бассейне, — нужна.

Например, у меня брали кварцит на сауну и хамам. Понятно, что там высокие температуры, поэтому я сразу рекомендовала: «Да, он выдержит, но с периодичностью хотя бы раз в год обрабатывайте его специальными водоотталкивающими средствами». Ты потратишь час, но зато всегда гарантированно будешь иметь перед собой глянцевую поверхность без повреждений.

Кстати, это был первый опыт, когда в сауну и хамам брали кварцит, который просвечивает.
— Для хамама часто применяют мрамор и травертин. А подсвечивают обычно оникс.
— Оникс — вообще великолепный камень. Его ценят за самую большую светопропускную способность.
— Кварциты значит тоже можно подсвечивать?
— Не все. Есть и очень плотные кварциты, которые не будут просвечивать, а есть действительно с высокой светопропускной способностью. Вот они у нас здесь стоят, вдоль стены у окна. Они пропускают дневной свет, то есть почти прозрачные. Тем не менее это кварцит — очень плотный, твердый, крепкий материал.
— Вы все время работаете с камнем. Наверняка хоть раз кто-то да спрашивал: «А какая у этого камня энергетика? А как он на меня повлияет? Привлечет ли мне богатство, счастье, удачу, любовь, вечную жизнь?»
— Чаще бывает несколько иначе. Человек заранее уже нагуглил, какой камень подходит ему по гороскопу: «Я — Овен, у меня такой-то талисман». И потом приходят: «А есть такой-то камень? По гороскопу он отвечает моей энергетике». Ну, если есть, то пожалуйста.
Для кого-то, может, прозвучит ужасно, но я бы не сказала, что каждый камень в отдельности обладает какой-то особой энергетикой. Для меня — нет. Меня лично заводит, что это натуральный, природный материал, я прекрасно понимаю, что создала его природа, человек не имел к этому отношения. Вот что для меня ценно. Когда я на него смотрю, то чувствую спокойствие и умиротворение.

Есть люди, которые искренне верят в то, что у каждого камня своя энергетика, и подбирают его по этим признакам. Тут я некомпетентна, спросите меня про энергетику агата — я вам не отвечу, потому что этим не увлекаюсь. Я вообще мало верю в гороскопы и прочие вещи, вопрос не ко мне. Но такие люди есть, однозначно.
— И они могут быть заинтересованы приобрести себе в интерьер какой-то конкретный камень.
— Да. Однажды пришел запрос на слэб из рубина. Но на минуточку, рубин — драгоценный, а не полудрагоценный камень. Я ответила, что у нас такого в ассортименте нет и не будет. Просто представьте стоимость слэба из драгоценного камня.
— Какой камень тогда у вас самый дорогой?
— Самый дорогой — лазурит в белом зале. Ярко-синий редкий минерал с усложненным способом добычи и стоимостью 5250 евро за квадратный метр. Он очень редкий, труднодобываемый и у нас всего один, в отличие от ассортимента агатов. Его в мире немного, что определяет его ценность.
— А какие камни чаще покупают?
— Агаты. На втором месте кварцы. Потом идет тигровый глаз, а дальше — уже какие-то единичные экземпляры.
— Есть идеи привезти что-то новое?
— Тут мы в большей степени завязаны на фабрику, на их технологии, поиски и идеи. Пока я не видела каких-то новых материалов. Сейчас они начинают экспериментировать с добавлением латуни и меди. Очень много интересных вещей делают из яшмы — у нее тоже достаточно богатое количество оттенков. Ищут малахит. А так не скажу, что в ближайшей перспективе появится какой-то новый камень.
— Получается, что сейчас развитие идет в сторону обработки камня, его сочетания с металлом и другими материалами.
— А также в сторону цвета, новых цветовых решений.
— Идут ли какие-то эксперименты с раскладкой?
— Нужно понимать, что существует так называемая штатная градация. У любого камня, возьмем тот же агат, есть селекция «гигант» — это максимально крупный диаметр. Вы как раз на него смотрите. Видите, какие огромные срезы? Причем это действительно нетипичный для агата размер, они очень редко бывают такими. Тем не менее, они попадаются и сразу идут в самую дорогую селекцию «гигант».

Следующая селекция «штатная» — обычные агаты средних размеров. За ней идет селекция «тайл» — небольшие агатики. Она, естественно, самая недорогая. «Гигант», «штат» и «тайл» — общепринятая утвержденная градация. Новых не появится.
Их компоновка по цвету, размеру могут зависеть от пожеланий заказчика. Плюс много экспериментов с цветовыми решениями проводит фабрика. Мы, например, в отличие от Китая, не красим агаты чернилами. Я почти без шуток говорю, китайцы делают именно так. Более того, они же очень ушлые товарищи. Что они делают, чтобы обеспечить максимально дешевую, ходовую стоимость своего товара на рынке? Если у нас толщина слэба — 2 см, это означает, что это действительно 2 см камня плюс-минус миллиметр, что для камня допустимо. А китайцы берут подложку, например, 1,5 см стекла, режут агат по полсантиметра, накладывают камень на стекло и продают как полудраг. Я-то сразу определю, что камень лежит на подложке, а вот простой человек — не всегда.

Это еще не самое страшное. Между тем, чтобы прокрасить камень на 0,5 и на 2 см — есть большая разница. 0,5 см я и чернилами прокрашу, буквально кисточкой. У нас же технология окраски агатов следующая. Тут вообще не используются красители. На фабрике камни на определенный период времени погружают в специальный бесцветный маслянистый раствор, и там они за счет химической реакции сами впитывают тот цвет, который могут. Поэтому иногда мы получаем абсолютно неожиданные оттенки. Ожидаем голубые агаты, получаем совсем другие.

Почему, если вы у меня сейчас закажете слэб, я назову вам срок в 4 месяца? Чтобы мы получили светло-голубой агат, этот камень должен пролежать в чане с раствором примерно 4 недели. А если мы хотим хороший такой насыщенный голубой — 6 недель, и так далее.

Тут очень много тонких моментов. У фабрики есть свои ноу-хау по обработке камней, которые они даже нам никогда не раскроют, а мы и не будем спрашивать. Поэтому я знаю, что с агатом, купленным у нас, даже на солнце ничего не произойдет, потому что там нет красителя в чистом виде. Тогда как китайский, я вас уверяю, к концу светового дня помутнеет, именно потому что там используется краситель. А так китайцы молодцы, они впереди планеты всей по многим направлениям, в том числе в камне. Где можно схитрить, они это сделают. Причем я иногда искренне ими восхищаюсь, потому что мы так не всегда умеем.
Я призываю снова: давайте окружать себя вещами, которые имеют природное происхождение. Это дает внутреннее ощущение стабильности
— Мой заключительный классический вопрос. Что ты пожелаешь нашим читателям?
— Я уже не раз об этом говорила и призываю снова: давайте окружать себя вещами, которые имеют природное происхождение. Это очень важно, это дает внутреннее ощущение стабильности. Все эти технологически инновационные вещи быстро проходят. Сегодня у нас iPhone 5, завтра у нас iPhone X. И ты понимаешь, что твой телефон устарел, его можно только выбросить.

С камнем такого не произойдет никогда. Через 10-20-30 лет он останется натуральным природным камнем и не потеряет своего вида, если мы приложим к тому минимум усилий. Поэтому я — сторонник натуральных тканей, дерева, камня в интерьерах и призываю остальных к этому же.

Это действительно круто и, давайте без иллюзий, полезно и экологично. Те же мраморы обладают антибактериальными свойствами, это истинная правда. У них есть полезные для здоровья человека качества. Этим не может похвастаться керамогранит, хотя я с уважением отношусь к керамическим историям. И последнее: натуральный камень — это, конечно же, уникальность вашего пола, столешницы, интерьера в целом. Такого же не будет ни у кого. Это важно. Поэтому призываю вас использовать натуральный камень в своих проектах и приходить к нам в гости. Угостим чаем-кофе и даже просекко.
Первая часть интервью со Светланой Назаровой

За помощь в подготовке и организации интервью благодарю Валерию Ефанову.
Привет, меня зовут Илья Соболев
Я — эксперт по мозаике
Вы прочитали одно из серии интервью, которые я беру у мастеров, художников, дизайнеров, производителей и других экспертов строительного рынка.

Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне письмо или отправьте сообщение в соцсетях.
Напишите мне письмо
Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне
Made on
Tilda