Мой путь по следам Гауди и Калатравы

ЛИЧНОЕ
И РАБОЧЕЕ
17.10.2018
В начале 2017 года я столкнулся с самым на сегодняшний день масштабным проектом в своей практике. А началось все интересно — я сделал одностраничный сайт с 6-ю экранами убористого текста про укладку мозаики, где вкратце изложил некоторые аспекты технологии работы с разными материалами: нюансы использования эпоксидных, цементных клеев, затирок и т.д. Речь также шла об ошибках и сложностях, которые часто возникает у мастеров и проблемах заказчиков.
Илья Соболев
С этого сайта было немало обращений, но самое интересное случилось 6 февраля. Мне позвонила девушка и приятным интригующим голосом сообщила, что у нее есть для меня нетривиальная задача.

Я, естественно, заинтересовался и она стала спрашивать, как долго мы занимаемся мозаикой, умеем ли работать с эпоксидными составами или только пишем об этом, можем ли выехать в другую точку России и не боимся ли мы высоты.

Я ответил на все вопросы, а вот по поводу высоты выдавил из себя: "Высоко — это сколько?" На что она пообещала прислать описание проекта.

На следующий день пришло письмо. Открываю, а там — стела. Действительно высокая — проект памятника напротив строящегося Керченского моста. В основе идеи — российский триколор, закручивающейся в форме спирали.

От меня с партнером требовалось рассчитать смету на изготовление и монтаж плитки для стелы в трех вариантах: для высоты 20, 30 и 40 м. Предложить технологическое решение по облицовке стелы плиткой. Обосновать выбор материала по параметрам долговечности, скорости монтажа и т.д.
В качестве примера мне предлагали ориентироваться на проекты Гауди и Калатравы
Для заказчика было особенно важно подобрать материал, который можно выложить в мозаичной технике так, чтобы создать красивый эффект переливающейся чешуи.

Они не совсем понимали, как это сделать, потому что все мастера, с которыми они пообщались до нас, предлагали только обычную укладку мозаики.

Как бы я ни любил мозаику, но сразу было понятно, что это решение не пойдет. Чипы даже самой крупной мозаики "растворились" бы при таком масштабе на многометровой высоте поверхности, не создав нужную картинку.

Ответа от меня требовали уже через неделю. Поэтому я, бросив все дела, с головой ушел в решение четырех частей задачи: материал, технология, расчеты, команда.
Материал
Итак, от нас требовалось создать эффект битого стекла как у Гауди или Калатравы
Сначала подумал о керамической плитке, которую нужно расколоть и потом художественно собрать на поверхности. Но пообщавшись с экспертами, понял, что керамическая плитка недостаточна прочна для такой задачи.

Учитывал следующее. Высота стелы, южный климат, рядом Керченский пролив, фактически море. Солнце, жара, влажность, соленый ветер — всё это довольно агрессивная среда для отделочного материала. Поэтому остановились на керамограните.

Он нужен в трех цветах российского флага: белый, синий, красный (главное не перепутать последовательность )). Найти керамогранит красного цвета достаточно сложно: такие оттенки мало кто выпускает. Белый найти легко, синий — легче, чем красный. Вопросы по синему цвету есть, но найти можно.
Стал рыскать по рынку и искать нужный керамогранит, отсмотрел разных европейских производителей, сравнивал стоимость. Старался найти именно тонкий керамогранит, чтобы не создавать сложности нам самим при дальнейшей работе
В итоге выбрал трех производителей: "Уральский гранит", Estima и Kerama Marazzi. Часть образцов была прокрашена в массе, часть — глазурованная. Прокрашенный в массе выглядел скорее розовым, чем красным, а вот два других варианта — достаточно яркими.

Представителей "Уральского гранита" и Estima уговорил предоставить плитку под образцы бесплатно. У Kerama Marazzi же покупал за свои деньги. В итоге у нас вышло 3 комплекта по 3 цвета.
Технология
Дальше предстояло плитки керамогранита красиво разбить и красиво же потом выложить на деревянной основе, показав, как облицовка будет выглядеть со стороны.

В этом проекте со мной участвовал друг и партнёр Сергей Петришин (сооснователь компании Interio), он взял на себя часть техническую часть по отработке технологии и подготовке образцов.

Отдельная история, как эту плитку мы били. Сергей рассказывал, что это было весело, потому что когда они раскалывали керамогранит, он разлетался на разной величины куски вовсе не той формы, что требовалось.
Если вы ради эксперимента попробуете разбить глазурованный керамогранит, то обнаружите, что глазурь отлетает и на поверхности возникают проплешины. Края при этом образуются неровные и некрасивые. Предстояло понять, как именно разбивать керамогранит, чтобы получить интересные и ровные части.
Полученные фрагменты разной формы, в свою очередь, требовалось состыковать под разными углами, избегая широких зазоров.
На изготовления 9 образцов у Сергея и его мастера ушло несколько дней. Всё собрали на фанере, приклеили на эпоксидный клей Litoelastic и затёрли эпоксидной цветной затиркой Starlike под цвет плитки. Получилось достаточно красиво. Довольные, мы повезли образцы в художественную мастерскую.
Илья Соболев
К тому моменту я уже познакомился и плотно общался со скульптором Андреем Коробцовым, который вместе с архитектором Константином Фоминым выступали авторами проекта.

Помню, как на первой встрече Андрей как раз показал китайскую мозаику из стекла, которые ему привезли другие мозаичники. Мы с ним тогда согласились, что в этом случае использовать ее совершенно бессмысленно. В условиях творческой задачи это не тот материал, который даст эффект битого стекла. Абсолютно не то покрытие.

Привез с Сергеем в мастерскую Андрея образцы и услышал от него:
Вау, не думал, что может получиться так хорошо. Это именно то, что нам нужно.
По его глазам было видно — мы попали в точку!
Сложности
При создании образцов возникло много вопросов о том, как всё это будет реализовываться на практике, в масштабе и на высоте.
Надо понимать,
20 метров — это высота семиэтажки,
30 метров — 9-этажный дом,
40 метров — уже 13-14 этажей.
Большая высота для подобных работ
На этот факт накладывалось осознание того, что придется работать с эпоксидными составами. Это нужно заранее продумать и решить. Есть сложности с приготовлением самого эпоксидного состава: будь то клей или затирка. У них короткое время жизни — около 45 минут на работу перед схватыванием и загустеванием пасты. Ограниченное пространство для работы, высокая вероятность того, что куски плитки для лучшей художественной выкладки придется еще подкалывать. А еще вопросы по установке лесов и доставке материалов на высоту к мастеру, который должен как-то держать их под рукой.

Только представьте на высоте мастера, который, подстрахованный специальным снаряжением, чтобы не свалиться, должен примерно за 45 минут выработать эпоксидный клей, художественно выложив кусочки плитки, а некоторые из них даже подбить, чтобы они лучше и красивее стыковались друг с другом. Это крайне непростая работа.
Понятно, что при таких сложностях и скорости возможны ошибки в укладке. На расстоянии они, конечно, будут не так заметны, но хотелось всё сделать максимально хорошо.
Помимо этого, укладке предшествовал этап подготовки бетонной конструкции стелы. Нужно было очистить бетон от цементного молочка, различных пятен, заделать крупные трещины и ямки ремонтным раствором и после положить гидроизоляцию слоем в 1 мм. Все эти подготовительные работы были прописаны в технологии и подсчитаны в смете.

Нам помогал технический отдел компании Litokol, наши с Сергеем старые друзья. Мы ясно понимали, с какой группой материалов предстоит работать, но не всю технологию. Технические специалисты из Litokol подобрали для нас решение с учетом кучи факторов: основания, самого материала, климатических условий и прочих моментов.
Выводы
Первое
Этот проект меня убедил, что в сложной строительной сфере, даже там где речь идет о госбюджете, работает маркетинг и длинные тексты.
Второе
Именно текст на моем тогдашнем сайте принес эту заявку. Видимо он так зацепил заказчиков, что те поняли, мы — профессионалы, которые разбираются в вопросе с разных сторон и могут решить их задачу. Они были правы :)
Третье
Как не обидно это признать, стелу не построили. От этого проекта почему-то отказались. Но я получил колоссальный опыт как менеджер проекта, окунувшись в него с головой. Честно сказать, страх был. Но было интересно и раж побеждал страх.
Четвертое
Нужно всегда окружать себя редкими специалистами и экспертами, которые помогут на разхых стадиях проекта. К примеру, за сметой я обратился к старинному другу: он работает начальником сметного отдела. Серёга написал для меня профессиональную смету, которая подошла для строительных проектов федерального значения.
Пятое
Этот проект дал осознание собственных сил и того, что можно в принципе решить непростую задачу, если знать нужных специалистов. Понимание, что есть технические специалисты, которые разработают технологию под конкретную задачу с конкретным видом материалов. Я не технолог и не химик, но знаю какие вопросы задавать технологам, чтобы получить от них необходимую информация.
Шестое
Было ли что-то сложным для меня? Да, было. Скажу так: мне часто выпадают нетривиальные художественные задачи. Но прежде я с такой масштабной задачей не сталкивался. Это первый в моей жизни знаковый для страны проект. Я понимал, что мне дают возможность себя проявить. Если бы проект сложился, это было бы офигительно! А мы можем это сделать, потому что у нас есть и навык, и опыт, и понимание, и высококлассные специалисты.
Если бы проект сложился, это было бы офигительно! А мы можем это сделать, потому что у нас есть и навык, и опыт, и понимание, и высококлассные специалисты.
Поделиться в соцсетях
Made on
Tilda