Вчера я гулял по Москве и думал, как изменяется моё отношение к тому, чем занимаюсь последние несколько лет. Помните знаменитую притчу о каменщиках, один из которых строит стену, а другой возводит собор? В моей голове произошёл метасдвиг.
7.09.2019

Проявленная красота

ЛИЧНОЕ
И РАБОЧЕЕ
Если в самом начале я смотрел на мозаику как на декоративный отделочный материал, на мелкие квадратики из стекла, что собирают в сетку и укладывают в чашу бассейна или на стену душевой, то, погружаясь в историю и эстетику этого материала глубже, я пришёл к выводу, что в центре моей парадигмы — красота.
Моя миссия — находить средства для выражения красоты и проявлять её в физическом мире. Мозаика становится одним из моих инструментов, как ноты в музыке, слова в тексте, цвет и композиция в живописи.
Когда-то я назвал себя эстетом и апологетом красоты. Теперь эти слова наполнились ещё более глубоким смыслом. Для меня эстетика — это обострённое переживание целостности универсума, осознание этой целостности через видение её внутренних структур.
Я фактически пересобрал для себя мозаику. Дискретный и разбитый материал соединился воедино. Изучая историю мозаики сквозь века, контекст и ключевые вехи, а потом коллекции фабрик, примеры их коллаборации с именитыми и молодыми дизайнерами, я расширил эстетические границы и представления о возможностях этого декоративного материала. Из обычного продавца мозаики я перешёл на новый уровень и позицию.

Теперь смотрю на себя по-другому. Мозаика отныне для меня имеет несколько измерений. С одной стороны — это про роскошь, элегантность, аристократизм, богатство и соблазн. Классическая картинка, которая всем знакома. С другой стороны я вижу, как мозаика поднимается на уровень современного искусства. Это сдержанные дизайнерские коллекции: ультратрендовые, инновационные, минималистичные, рафинированные, утончённые. В них зашиты культурные аллюзии и внутри своего контекста они обретают дополнительную глубину.
В любом случае это всегда живые, колеблющиеся эмоции. Как управлять эмоциями? Как вызывать их у людей? Эту задачу, на самом деле, и решают все причастные искусству — музыканты, художники, дизайнеры, писатели, режиссеры, фотографы, архитекторы. Самые талантливые и смелые из них ищут сильные выразительные средства и создают свой художественный язык.
Каждый день я отсматриваю десятки изображений: это проекты, коллекции, панно, паттерны... Я анализирую то, как они созданы и вычленяю взаимодействие составных частей каждой композиции: цвет, форма, объем, масштаб, пропорции. Эта внутренняя библиотека образов складывается для меня в алфавит мозаики. Я вижу, какие средства позволяют создавать то или иное впечатление, вызывать те или иные эмоции.
Сейчас я понимаю, почему людям сложно сформулировать, что именно им нравится или не нравится. Им тяжело делать выбор, потому что нет правильных критериев. Поэтому так сложно найти то, что хочется. При выборе такого дорогого материала, который остается с вами надолго, важно в итоге получать от неё приятные ощущения.
Я подбираю мозаику в проекты, опираясь, с одной стороны, на те эмоции, которые вы от неё ждете, а с другой — на логику, параметры и характеристики мозаики
Поделиться в соцсетях
Made on
Tilda