В своем блоге я очень много внимания уделял мозаике как элементу внутренней декоративной отделки интерьера: от минималистичных кухонных фартуков до сюжетных мозаичных картин.

В этой публикации я хочу вместе с вами выйти на улицу и посмотреть, какую роль может играть мозаика в пространстве современного города.

ДИЗАЙН
И ДИЗАЙНЕРЫ
23.05.2019

Золотой павильон

Главное отличие современных зданий от классической архитектуры — простые, сдержанные и аскетичные фасады. С них давно исчез декор, свойственный прошлым столетиям, и наш глаз привык к сплошным, серым нерасчлененным поверхностям.
Но согласитесь, что однообразие бетонных коробок утомляет. Взгляду не за что зацепиться, он всё время соскальзывает с прямых и гладких поверхностей. Ему не хватает красоты, на которой так хочется остановить внимание.
Илья Соболев
Грандиозные и любимые нами индустриальные полотна, развернувшиеся мозаичной цветной рябью на фасадах заводов, университетов, кинотеатров и других общественных зданий в СССР второй половины ХХ века, несли искусство
в массы. Художники-монументалисты задавали фасадам эстетическое звучание и смысловое наполнение.
Да, в большей степени они решали идеологические задачи,
но это выдающееся, искреннее, порой романтично-наивное искусство — часть нашего архитектурного наследия, которым мы по праву продолжаем гордиться.
В модернистской архитектуре мозаика, размещенная на глухих стенах зданий, взаимодействует не только с самой архитектурой, но и с окружающим ландшафтом.

Масштабность и цветовой размах усиливает ее эмоциональное воздействие на зрителя. Поэтому из ХХ века мозаика смело шагнула в XXI, продолжая решать задачи, поставленные ей прошлым столетием.
Мозаика на Дворце пионеров на Воробьевых горах
Мозаика на Дворце пионеров на Воробьевых горах
Признаюсь, у меня есть большая амбициозная мечта: я хочу видеть больше красивой художественной мозаики на стенах современных зданий в Москве и других городах России. Поэтому собираю примеры того, как мозаика удачно и интересно использована в облицовке фасадов в разных уголках мира, чтобы когда придет время, использовать эти идеи в отечественных городских проектах.
Один из таких вдохновляющих примеров я недавно нашел во Франции и хочу рассказать вам о том, как именно в нем работает яркая цветная мозаика.
Это новый учебный корпус медицинского кампуса в Марселе. Campus santé Timone – медицинская школа Марселя, расположена в 5-м округе, на участке 57 га. Комплекс, открытый в октябре 1958 года, спроектирован архитектором-модернистом Рене Эггером (1916–2016).
Строительство еще одного здания потребовало уплотнения существующей застройки.
Архитекторам было важно, чтобы новое компактное здание органично смотрелось на фоне колоссальных корпусов факультета и больницы.

Проект реализован в 2013-2015 года архитектурным агентством Corinne Vezzoni and Associates. Архитектор Коринна Веццони (Corinne Vezzoni) – лауреат премии Prix Born Awards France 2018, премии «Женщины в архитектуре 2015», кавалер Почетного легиона и рыцарь Ордена искусств
и литературы.
Ярко-желтые тессеры стеклянной мозаики покрывают все пространство глухой стены, преломляют солнечный свет и искрятся золотым блеском. Взгляд на это необычное сооружение вызывает чувство чистой незамутненной радости.
На одном из фото стена корпуса словно парит в небе над густой листвой деревьев внизу, уходя по диагонали вдаль. Благодаря динамичному мозаичному декору она играет главную скрипку в урбанистическом ландшафте.
Создатели проекта использовали чистые цвета из коллекции Karma итальянского производителя Trend
и местами добавили ироничные золотые "заплатки".

Акцентный желтый цвет, притягивая к себе внимание, смягчает разницу масштабов. Фасады из желтой стеклянной мозаики, контрастируют с серыми и бежевыми оттенками других зданий, перекликаются с цветом фасадов главного здания кампуса.
Новый корпус расположен у входа в кампус. Окруженный пышной зеленью деревьев, он стал знаковой доминантой, которая отмечает начало территории университетского городка. Архитектор Коринна Веццони дала своему шестиэтажному творению аллегорическое название «Золотой павильон».
Отправной точкой для необычного цветового решения здания стала картина Яна Вермеера «Вид Делфта». Именно на ней так очаровательно изображен кусочек желтой стены, приведший в волнение героя Марселя Пруста.
«С тех пор, как я увидел в Гааге «Вид Делфта», я понял, что я видел самую прекрасную картину в мире», – писал своему другу Пруст в октябре 1902 года.

"Кто-то из критиков написал, что в «Виде Дельфта» Вермеера (предоставленном гаагским музеем голландской выставке), в картине, которую Бергот обожал и, как ему казалось, отлично знал, небольшая часть желтой стены (которую он не помнил) так хорошо написана, что если смотреть только на нее одну, как на драгоценное произведение китайского искусства, то другой красоты уже не захочешь <...>
Ян Вермеер «Вид Делфта»
Он прошел мимо нескольких картин, и у него создалось впечатление скудости и ненужности такого надуманного искусства, не стоящего сквозняка и солнечного света в каком-нибудь венецианском палаццо или самого простого домика на берегу моря. Наконец он подошел к Вермееру; он помнил его более ярким, не похожим на все, что он знал, но сейчас, благодаря критической статье, он впервые заметил человечков в голубом, розовый песок и, наконец, чудесную фактуру всей небольшой части желтой стены.
Головокружение у Бергота усилилось; он впился взглядом, как ребенок в желтую бабочку, которую ему хочется поймать, в чудесную стенку. «Вот как мне надо было писать, – сказал он. – Мои последние книги слишком сухи, на них нужно наложить несколько слоев краски, как на этой желтой стенке»."

Марсель Пруст, «Пленница»
Отойдем от поэтики и перейдем к практической стороне вопроса. Насколько прочна мозаика на фасадах?
Отойдем от поэтики
и перейдем
к практической
стороне вопроса.
Насколько прочна
мозаика на фасадах?
Хочу отметить следующее. Раньше технологии были несовершенны. Кусочки смальты укладывали на обычный цементный раствор, ничем не затирая швы в панно, и они оставались без защиты от внешних климатических воздействий. С годами влага, проникавшая в цемент, разрушала его изнутри, и мозаика, прочная сама по себе, начинала отваливаться от стены. Именно поэтому старую мозаику сейчас нужно реставрировать.
Чем хорош сегодняшний день? Появились и зарекомендовали себя новые материалы: клеевые растворы с полимерными добавками и двухкомпонентные затирочные смеси для работы с различной мозаикой. Склеивая торцы мозаики между собой, затирка придает тем самым устойчивость и крепость всему мозаичному полотну. Под такой защитой швы будут прочными, как стекло смальты, и оно простоит минимум сто лет.
Сегодня, если мы говорим про облицовку мозаикой, как
и 100 лет назад, важна функциональность. Мозаика на фасаде — это не только красиво, но и практично: она выдерживает перепады температуры, высокую влажность и сохраняет при этом неизменный цвет десятилетиями, в отличие от фресок, которые выгорают, ветшают и требуют постоянного поновления.
Мозаика на фасадах завораживает меня тем, насколько естественно в ней сочетаются эстетика и практичность. Этот пластичный модульный материал может трансформировать любую поверхность в красочное полотно, одновременно защищая его от разрушительных сил природы. Это ли не волшебство?
Если вам хочется посмотреть на эту мозаику или любую другую из коллекций Trend, напишите мне в комментариях или свяжитесь со мной в соцсетях. У меня есть образцы и каталоги этой мозаики в Москве.
Поделиться в соцсетях
Made on
Tilda