Татьяна Алькова
о компании Marble Systems, мраморной мозаике
и американском дизайне

Каменная мозаика из натурального мрамора всегда производит сильное впечатление. Много раз видел, как реагируют на ее фото в интерьере дизайнеры и заказчики. Помню, как когда-то сам был поражен красотой коллекций фабрики New Ravenna. О том, кто и как создает потрясающие паттерны из мрамора, травертина и латуни, я поговорил с представительницей фабрики Marble Systems Татьяной Альковой.

ИНТЕРВЬЮ С ЭКСПЕРТАМИ РЫНКА

ЧАСТЬ 1
— Татьяна, расскажите, пожалуйста, как устроена компания Marble Systems?
— Marble Systems — это одна из двух частей группы, в которую также входит Tureks — довольно известный крупный добытчик камня. Они активно продают слэбы и блоки по всему миру.

Надо отметить, что турецкий регион Афьон достаточно популярен. Байеры туда просто ломанулись, особенно после того как итальянцы подняли стоимость, и мрамор Каррара и Калаката очень вырос в цене.
У турецкого мрамора высокое качество, поскольку здесь при его добыче никогда ничего не взрывали
Этот регион вместе с Италией и Грецией входит в Средиземноморский или Альпийско-Гималайский складчатый пояс — все они сформировались в одно время. Сюда же относится знаменитый остров Мармара с его белым мрамором и другие месторождения, которые пользуются сейчас очень большим спросом. Можно сказать, Господь их здесь создал и разместил. По сравнению с итальянским мрамором они, конечно, дешевле.

При этом у турецкого мрамора высокое качество, поскольку здесь при его добыче никогда ничего не взрывали. Мрамор, который производит Marble Systems, всегда добывается вручную, а режут его лазером. Хотя эти месторождения очень активно разрабатывается, владельцы стараются не загубить недра, потому что это их будущий хлеб.
Надо сказать важную вещь: в собственности фабрик Tureks и Marble Systems находится больше 80 карьеров. Для производителя и добытчика это большой запас.

Но в Турции, как и в России, по закону нельзя обладать землей, можно только брать её в долгосрочную аренду.

Владелец нашего концерна — это семья. Marble Systems представляет Мунир Турумч. Его отец стоял у истоков этого бизнеса, именно он и оформил на себя такую долгосрочную аренду, что хватит его праправнукам.
Фабрики Tureks и Marble Systems — это один тандем, один концерн. Нельзя сказать где начинается одно и заканчивается другое. С одной стороны, они перетекают друг в друга, с другой — действуют в разных направлениях. Tureks — это карьеры, добыча, продажи блоков и слэбов, продукты Medium сегмента. Люксовый сегмент — резка продуктов из мрамора и другого камня — носит название Marble Systems.

В России, Америке и Европе больше известен бренд Marble Systems. Это первая фабрика, которая начала не просто продавать блоки и слэбы из камней, а нарезать плитку — готовый продукт из мрамора.

Это 10-12 размеров в одном цвете. Селекция при этом всегда проводится под ваш заказ. В этом же заказе может идти мозаика среднего сегмента, дополнительные элементы (молдинги, плинтуса, столешницы, раковины и прочее). Люксовый сегмент — это мозаика, спроектированная американскими дизайнерами: в частности в ее создании очень активно принимает участие New Ravenna. Это уже совсем High class.
— Как связаны между собой турецкая Marble Systems и американская New Ravenna?
— Два сына владельца мраморных карьеров в Афьоне, — Осман и Мунир, — продолжили развивать отцовский бизнес в разных направлениях. Первый пошел по пути добычи мрамора в Турции. Осман развивает продажу блоков и слэбов, нарезку плитки и изготовление продуктов среднего ценового сегмента.

Мунир переехал в Америку и уже тридцать лет живет в Вашингтоне, активно общается с американским дизайнерами, которых очень любит. Дружит с фабрикой New Ravenna и производит для них коллекцию Talya по дизайну Сары Болдуин (Sarah Baldwin).
Это действительно интересные американские коллекции, которые сейчас в тренде и хорошо продаются в России, насколько хорошо может продаваться мозаика с розничной ценой в $2 000 — 3 000 за м2. Понятно, что это не картошка и не горячие пирожки, но запросы поступают активно. Мы выставляемся на MosBuild, на Batimat, Cersaie и видим активный интерес.
Шоу-румы в Москве и Америке сильно отличаются и работают по разным принципам. Американские шоу-румы — это серьёзные клиенты, каждого из которых можно рассматривать как отдельного большого партнера
Большая часть производства находится в Америке, там делают продукт для американского рынка. В Америке расположено и наибольшее количество шоу-румов. Я лично видела около 30 из них. Надо понимать, что шоу-румы в Москве и Америке сильно отличаются и работают по разным принципам. Американские шоу-румы — это серьёзные клиенты, каждого из которых можно рассматривать как отдельного большого партнера. Турецкий мрамор лучше всего продается в Америке. Там много запросов и миллионные обороты.
— У коллекций Marble Systems ощутимо американский дизайн.
— Да, американский, мало что турецкого можно найти в каталогах. Этот, совсем не свойственный туркам дизайн много кого удивляет. А связано это именно с Муниром и тем, что фабрика работает с дизайнерами мирового уровня.

— Можете назвать имена?
— Сара Болдуин, достаточно именитый дизайнер, которая известна в Америке, является учредителем и разработчиком практически всех коллекций. Она сделала коллекцию Talya для Marble Systems в 2012 году.
— В Marble Systems работают собственные или приглашенные дизайнеры?
— У Marble Systems есть американские, итальянские и турецкие дизайнеры. Последний, к примеру, делал коллекцию Aquaforte с золотом и крашеным мрамором. Но, чтобы вы понимали, Афьон — это город в центре Турции. Там сильны местные традиции, все соблюдают Рамадан, Курбан-байрам и прочие праздники.
— От Турции больше ожидаешь тюльпанов, золота и Востока.
— Да, восточные мотивы. Но Мунир 30 лет прожил в Вашингтоне, что естественно наложило на него свой отпечаток. Он активно интересуется искусством, дружит и общается со всеми американскими дизайнерами. Поэтому у него сильно желание развивать именно это направление. Недавно он начал производство крафтовой плитки, которую делают и раскрашивают вручную. Она сейчас очень популярна, и цена на неё высока. Всё это говорит о том, что он движется не столько по традиционному пути продажи камня, сколько по пути дизайн-продуктов.
— Вы сравнивали турецкий мрамор с итальянским. Есть ли в Турции какие-то уникальные камни?
— На первых страницах каталога Marble Systems мы размещаем описания камней. Большинство из них добыты в наших карьерах. А сложность в работе с карьерами заключается в том, что когда один из них заканчивается, вскрывается следующий, но ты не знаешь, что там найдешь.

Допустим, теоретически ожидаем травертин. Так у нас получилось сейчас: вскрыли карьер и обнаружили серый травертин изумительного качества. Все были в огромной радости. Но это своего рода лотерея: в новом карьере может оказаться и не очень интересный камень.
Мозаика из камня — это не керамогранит, её надо обязательно смотреть живую.
Конечно, некоторые камни для мозаики нам приходится покупать. Но в основном мы делаем упор на месторождения в Афьоне и другие по этому поясу Турции. Это Limestone — известняк, травертин, доломит и мрамор.
У нас сейчас в разработке 25 открытых карьеров. Мозаика из камня — это не керамогранит, её надо обязательно смотреть живую. По фото ты не всегда сможешь понять и оценить качество и то, что она собой представляет.

Когда вы покупаете дорогую люксовую коллекцию, то камень вы можете выбрать любой, цена от этого не изменится. Также мы предлагаем выбрать один из 9 типов поверхностей.

У нас большое производство с современным оборудованием и дорогими гидроджетами очень высокого качества. Это сильно отличает нас от всех, кто пытается резать камень на месте здесь в России. Некоторые продавцы доходят до того, что пишут на коробках со своим товаром Marble Systems или даже New Ravenna, а нам потом поступают претензии.
— Похоже, это признание и популярность.
— Вы знаете, это работает сейчас немного по другому. Популярен не бренд, а дизайн. Наши основные потребители — дизайнеры и архитекторы, которые активно пользуются Pinterest и Instagram. Я не хочу никого обвинять, но плагиат у нас присутствует. Берётся красивая картинка и подбирается что-то похожее. New Ravenna и Marble Systems активно ведут свои аккаунты в соцсетях, все видят их красивые картинки и, рано или поздно, у кого-то появляется желание порезать такую же мозаику.

Но я бы не советовала этого делать. Потому что вам не удастся сэкономить ни на резке, ни на камне. Надо понимать, что мозаика режется не из камня, не из слэба, а из готовой каменной плитки.

Вам придется сначала купить порезанную, прошедшую селекцию и подготовленную плитку. Она уже будет дороже камня. Потом из плитки порезать мозаику — снова с большим количеством отходов. В итоге разница в цене по сравнению с оригинальной мозаикой Marble Systems составит не более 15-20%. Стоит ли ради этого идти на самообман? Печально, что зачастую сами клиенты об этом не догадываются. Но зато они получают разницу в толщине, сколы и самую большую проблему — разницу в швах. На нашем производстве все делается промышленным способом, даже вакуумную упаковку осуществляют машины. Здесь же, пытаясь скопировать оригинал, люди работают руками. При всём моём уважении к ручному труду, есть вещи, которые ему недоступны.
— Картинки из Instagram многие пытаются скопировать. Но чаще всего «сами такое сделаем» получается дороже, а качество и близко не дотягивает.
— Дело в том, что никто сразу вам не скажет, сколько будет стоить «реплика». Сначала цена одна, потом выясняется, что многое не учли, надо заказать ещё больше камня…
— Они не могут просчитать экономику изготовления.
— А это очень трудно сделать. Большой концерн готов заложить в производство риски или пойти в чем-то навстречу клиенту, зная, что следующий заказ отобьет затраты. Здесь же, как говорится: «Прощай мой табор. Пою в последний раз!»

Взяли заказ, оторвав его у другу-друга зубами. Начали с наценки в 1 евро на м2, поняли, что уходят в минус и нужно хотя бы вернуть свои деньги. В итоге получается бульон из под яиц.

Дальше заказчик, естественно, недоволен качеством, которое получил. Фабрика недовольна тем, что у них содрали дизайн и к ним же пришли с претензией. Производители работали-работали и ничего не выиграли. Архитектор подмочил свою репутацию. Зачем всё это было — непонятно. Если вы занимаетесь копированием, поставьте заказчика в известность. Хотите сэкономить? Тогда это проблема не фабрики, а вас и ваших заказчиков.
— В своё время многие заказчики просили отечественные мозаичные мастерские собрать им копии панно под «Sicis» в тех же цветах, только из китайских материалов.
— Сейчас в точности такая же ситуация происходит с мозаикой New Ravenna. Но тут надо понимать, что New Ravenna использует ювелирное стекло Тиффани, которое в России купить нельзя. Конечно никто не будет присматриваться и разбираться, но всё равно продукт дешёвым не получится. Это как покупать поддельные сумки Fendi или Louis Vuitton. Кому-то это нравится, а кто-то находит для себя неприемлемым.
Принятие решения, я считаю, должно ложиться на плечи заказчика. Кроме того, архитектора ведь нанимают люди, которым не хватает собственного художественного вкуса и понимания трендов, технологий, материалов. Значит задача хорошего эксперта — объяснить: «Дружище, мы с тобой затеяли большое дело. Поэтому на отделке, которая в первую очередь будет бросаться в глаза и станет украшением всей твоей квартиры в 250 м2, не стоит экономить.»
— Причем это финишный слой, его сразу видишь и оцениваешь.
— Если фейковую сумку Louis Vuitton, когда у тебя появились деньги, можно выбросить и сказать «она была не моя», то содрать со стены ключевой элемент дизайна и краеугольный камень всего ремонта невозможно.

Если ты не тянешь дорогие вещи, проще выбрать что-то бюджетное. Во всяком случае Marble Systems — это хорошая альтернатива New Ravenna, потому что тут можно и всё остальное подобрать в едином камне.
— Вы как-то боретесь с этими людьми и производствами?
— Это как бороться с ветряными мельницами. Они себе хуже делают. Речь про отсутствие культуры работы и продажи. Сколько тот же самый Fendi и Louis Vuitton боролись со своими подделками? Сейчас уже покупатели прекрасно понимают, как отличить фальшивку. В куче групп ВКонтакте и на Facebook делятся советами и рассказывают куда посмотреть под подкладку на какую именно циферку, чтобы понять настоящее или подделка.

Каждый решает сам для себя, покупать ему подделку или не покупать.

Порезать так, как на фабрике, нельзя. Приведу показательный пример. В один проект рассматривали покупку New Ravenna, но другой подрядчик вызвался сделать всё по эскизам, утверждая, что у них чуть ли не потомок Леонардо да Винчи лично руками всё разрежет и это будет значительно дешевле. Но дешевле не получилось. И та же самая компания попросила уже у New Ravenna несколько м2 так чтобы разбавить самое ужасное. И получается что на том объекте на уровне глаз New Ravenna, а где не так заметно — «Леонардо да Винчи».

Зачем было так «экономить» деньги заказчика, который вполне мог себе позволить оригинал, вместо того, чтобы потом разбираться с проблемами?
— Отличается ли американский каталог Marble Systems от европейского?
Один из самых популярных паттернов, который продается в России, называется Gaia. Он входит в коллекцию Talya. Есть также более дорогая серия Studio Mosaic. С нашим каталогом очень просто работать архитекторам. Они знают, какой им нужен цвет и сразу получают вариации, которые из него можно выполнить.
Ближе всего мы к французам и совершенно не совпадаем с немцами и более северными народами. Их «quadratisch, praktisch, gut» с нами не работает
В американском каталоге размеры даны в дюймах, и он объёмнее, чем предложение для Европы. У нас в России всё-таки не европейский вкус. Ближе всего мы к французам и совершенно не совпадаем с немцами и более северными народами. Их «quadratisch, praktisch, gut» с нами не работает. Мы хотим чего-то более интересного.

В каталоге представлены шесть размеров плитки и это только те, которые есть на складе, а порезать можно всё что угодно. Вариации расширяет 9 финишных слоев: полировка, хонт, состаренная, под кожу, полосками — какие хочешь.
— Расскажите подробнее про эти 9 слоев.
— Их намного больше. 9 идут примерно в ту же цену, что и обычные полированные. Их использует при работе с мрамором и травертином. У последнего иногда полностью закрывают поры, а иногда оставляют их открытыми.
— Какой финиш самый дорогой и сложный?
— Антик — это искусственно-состаренные поверхности. Надо сделать так, чтобы они откололись не больше и не меньше, а именно до того предела, когда плитка действительно смотрится как старая. Ну и варианты под кожу.
В принципе в России продается 3 основных типа отделки поверхности: полированные, хонт и состаренная под антик. Более сложных решений люди уже бояться, считают что это от лукавого и неизвестно как будет выглядеть.
— Я думаю проблема в нехватке точной информации. Никто толком не показывает преимущества и отличия одной поверхности камня от другой, не рассказывает про удобства эксплуатации и ограничения использования.

Люди не знают возможностей новых материалов, а продавцы обещают «идеальную поверхность, которая подойдёт в любой интерьер» не объясняя, в чём суть нового продукта.
— Знаете, почему люди любят полировку? Потому что поверхность можно заполировать ещё раз. А искусственно-состаренный камень снова не состаришь. Например, тебе не хватило материала и его надо докупать: искать на рынке или резать самому. Камень по цвету можно подогнать, но поверхность будет отличаться. С полировкой всё просто: она всегда одинаковая. Даже хонт немного сложнее.
— Чем отличается хонт?
— Хонт — полуматовый, не блестящий. Знаете, какая фишка в нашей мозаике? Если это мозаика для пола, то противоскользящей делают не все чипы, а лишь часть точек, рассыпанных по поверхности. Ты смотришь и видишь полировку. А там, где человек босыми ногами ступает на пол, выходя из душа или из ванной, есть противоскользящие вкрапления. Дальше потихоньку растягивается полировка или хонт. Это очень важно, потому что рифленую поверхность натурального камня ты никогда в жизни не отмоешь.
Вообще, конечно, во влажных зонах, и тем более в бассейне камень не рекомендуется использовать. Но он популярен. Сейчас, например, мода на арабески.
— Да, кстати, я вижу много компаний, которые пытаются повторить эти формы.
— Запиленные уголки очень сложны в резке и, главное, в транспортировке. Здесь я хочу похвалиться, производят отгрузку у нас. Турки в этом смысле меня удивили: упаковывают они отлично! Логистика выходит дороже из-за больших коробок, но это оправдывает себя, когда речь идет о такой дорогой мозаике.

Она приходит в вакуумной упаковке, все фрагменты отдельно, каждая сетка мозаики упакована в пенопласт. Из-за этого коробка получается больше и дороже. С одной стороны это накладно, то зато надежно защищены все тонкие элементы и их углы.
Если ты будешь вести на собаках, на оленях, по морю, перекладывать десять тысяч раз, то уж позаботься сделать обрешетку, попроси дополнительную упаковку и защити столь дорогой товар
New Ravenna продаёт свою мозаику преимущественно в Америке. В Европу и Россию они рекомендуют везти только самолетом. Люди сначала возмущаются: «Мы сами довезём.» Забирают со склада в Италии или Германии и дальше морем, машиной…

Если ты будешь вести на собаках, на оленях, по морю, перекладывать десять тысяч раз, то уж позаботься сделать обрешётку, попроси дополнительную упаковку и защити столь дорогой товар. Вместо этого многие предъявляют претензии к фабрике: дескать это она должна так упаковать, чтобы хоть в космос отправляй.
— Это объясняет стоимость доставки...
— И какой она должна быть. Потому что этот основной момент упускают из виду. Сейчас фабрика сама организовала доставку. Они сотрудничают с транспортной компанией, которая везет товар с их завода до своего. либо до вашего склада или объекта. По стоимости выходит 3 евро/кг. Но что хорошо. Вы можете купить хоть 0,5 м2 и спокойно работать с клиентом. Вам необязательно заказывать поддон, машину или контейнер.

Раньше какая была проблема? Клиент хочет купить, а ему говорят: «Заказы только от от 10 м2 и ждите 4 месяца, пока у нас наберётся машина.»

Мы, чтобы избежать этих проблем, специально сделали для клиентов возможность привозить нашу мозаику и камень маленькими партиями. Можно теперь не ждать, а перевести деньги и знать, что за 2 недели ваш товар произведут и ещё через две доставят. Даже маленький заказ у нас идёт не больше месяца.

Если у вас 10 м2, то немного увеличится срок изготовления заказа, потому что он производится исключительно под клиента, под вашу селекцию.

Например, вы не только мозаику заказываете, но и напольную плитку, как мы и рекомендуем. Не надо думать, ходить и прикладывать, что к чему подойдёт. Это всё-таки камень. Поэтому делается селекция, всё идет в едином заказе. Хоть столешница, хоть раковина, хоть плитка или мозаика — всё производится в одной селекции, что удобно. И естественно всё сразу и приходит.

Другие производители камень возят контейнерами. А у нас под каждый заказ на фабрику приезжает машина из Стамбула и забирает независимо 1 м2 или 50.
— Правда, что дизайнеры редко покупают мозаику большими объемами?
— Если только это не дизайнер какого-нибудь крупного объекта. Средний объём одного заказа — 3-7 м2.
— Многие производители считают дизайнеров интерьера желанными клиентами. Но это очень требовательная аудитория, при том, что заказы, получается, у них небольшие.
— С архитекторами и дизайнерами, как и с частными клиентами, нужно уметь работать. Производитель тут делает ставку на своих дилеров и продавцов, которые должны качественно представлять их продукцию. Ведь не все архитекторы разбираются в мраморе и натуральном камне. На мой взгляд, фабрика не сможет работать с конечными архитекторами без посредников.
— Расскажите подробнее, что такое селекция камня и как она у вас происходит.
— Первоначально мы берем блок — это огромный прямоугольный камень, который вырезается из породы. Многие крупные фабрики покупают камень блоками и потом у себя на производстве режут на изделия. Каменные блоки проще транспортировать, и они дают меньше боя.

Дальше этот блок по всей длине режется на слэбы — полосы толщиной 2-3 см. В этот момент становится виден рисунок камня. Слэбы пилятся на плитку, как правило 30х30 см.

Чтобы вы понимали: мозаика режется не из слэба, а из готовой плитки. Здесь и требуется селекция: камень сортируется по цвету, по количеству вкраплений и затемнений. Например, можно разделить его на 3 части: без вкраплений, с 15-20% вкраплений и с большим процентом.
Люди не до конца правильно понимают, что натуральный камень — каждый раз уникальный. Если нужно точное повторение материала, ищите его в керамической плитке, которую вам произведут в любом цвете хоть по RAL
Для каждого камня — своя селекция. В основном фабрика разделяет камни по яркости окраски в процентном соотношении. Поэтому селекция для вашего заказа позволит отобрать камень, который будет сочетаться между собой и выглядеть гармонично. Ни одна плитка не должна выбиваться из общей картины.

Что важно знать про цвет и селекцию? Люди не до конца правильно понимают, что натуральный камень — каждый раз уникальный. Если нужно точное повторение материала, ищите его в керамической плитке, которую вам произведут в любом цвете хоть по RAL. Не требуйте и не ждите этого от камня.

Некоторые камни очень яркие, как Калаката Тиа и Statuary, Calacatta Gold, Cloud Night. Они имеют прожилки и ярко выраженный цвет. Стратуария вообще весь пятнистый. В самой покупаемой на настоящий момент коллекции Gaia соответственно идет белый мрамор Avenza. У одной только New Ravenna — 60 камней. Всегда можно найти тот, который вам подходит.

Если, например, вы закажете чёрный Статуарио и потребуете выбрать из камня все, что с прожилками, это как насыпать в кофе несколько ложек сахара и сказать: «Не размешиваете, я сладкое не люблю». Для меня это признак того, что человек не понимает материал.

Камень — это камень, он обладает определенным цветом, свойствами. Чтобы с ним работать и использовать его в проектах, важно учитывать его особенности. Поэтому и архитекторам, и дизайнерам стоит прислушиваться к экспертам и учиться пониманию материалов и культуре работы.
— Кто на производстве проводит селекцию? Это один специалист или несколько?
— На складе существует специальный отдел. Плитка приходит с производства, и в коробки её укладывают люди, не машины. Кстати, в Германии, например у Jasba, мозаику сортирует и укладывает в коробки автомат, который отслеживает и контролирует цветность плитки. У них на мозаику последовательно наносились 8 слоев глазури, так что машина потом производила тоже своего рода селекцию.

Селекция камня происходит в момент производства плитки, чтобы потом не оказалось, что одна плитка чересчур пятнистая, а другая совсем белая.

Селекция делается под каждый заказ. Если вы заказали, например, мозаику, плитку 15х15 и 15х60 см нужно сделать так, чтобы селекция в процентном соотношении яркости у вас была примерно одинаковая.

Конечно, никто не подбирает точно по цвету, чтобы одна вена мрамора строго переходила в другую — такого сделать невозможно. Это обошлось бы в сумасшедшие деньги из-за огромного количества отходов.
— Кто покупает вашу мозаику в Москве? Что привлекает в ней заказчиков?
— На мой взгляд, продаёт все у нас сейчас Instagram и Pinterest. Ни один клиент из тех, с которыми я сотрудничаю, не работает без дизайнера. Нужно понимать, какого уровня эти заказчики. Как правило, они достаточно богаты и располагают миллионом помощников. Выйти на них лично, увидеть их нельзя. Даже архитекторы и дизайнеры общаются с ними не напрямую, а только через ассистентов.

В основном наши клиенты — это архитекторы и дизайнеры, которые следят за именитыми мировыми звездами, подмечают то, что им нравится, и, как думаю, в 90% случаев находят нас в интернете, Pinterest, Instagram. Сейчас американская тематика действительно на подъёме.

Помните, как все увлекались бежевым и коричневым? Боже мой, той бежевой плиткой, которую продавали, можно было выложить песчаный пляж на всю Россию. Сейчас в тренде белый и все оттенки серого, камень и американские интерьеры. Поэтому люди непременно стараются купить хотя бы небольшие декоративные элементы. Сочетание керамического гранита под камень с панно из натурального камня вместе смотрятся как мрамор. С мозаикой Marble Systems это возможно.
За помощь в подготовке и организации интервью благодарю Валерию Ефанову.

Продолжение следует...
Привет, меня зовут Илья Соболев
Я — эксперт по мозаике
Вы прочитали одно из серии интервью, которые я беру у мастеров, художников, дизайнеров, производителей и других экспертов строительного рынка.

Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне письмо или отправьте сообщение в соцсетях.
Напишите мне письмо
Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне
Made on
Tilda