Александр Исупов.
Золото Trend Group и Orsoni

Где в современном мире найти золотую мозаику, производитель которой, возродив наследие Византии, стал инноватором в современных технологиях? Кто держит высокую планку использования ее в масштабных культурных и коммерческих проектах? Я встретился с Александром Исуповым, представителем Trend Group, чтобы получить ответы на эти вопросы и поговорить с ним о том, чем привлекает российских покупателей итальянская мозаика.

ИНТЕРВЬЮ С ЭКСПЕРТАМИ РЫНКА

— Александр, расскажите, как вы стали заниматься мозаикой?
— Эта история началась очень давно, в 1994-1995 годах, на заре появления в России плитки, мозаики и всех итальянских отделочных материалов. Поначалу, на тех же первых выставках MosBuild, фабрики представляли сами итальянцы, но всё очень быстро развивалось.

После учебы в Италии я пришёл на работу в крупную компанию по поставке и продаже отделочных материалов, где мне поручили направление мозаики. Единственной фабрикой мозаики на тот момент, как вы все прекрасно знаете, являлась Bisazza. Существовали ещё небольшие производства во Франции и Испании, а в Азии тогда ещё не было ничего.
Так я начал заниматься мозаикой Bisazza, этими «странными камушками», как их называли люди, которые к нам приходили
Так я начал заниматься мозаикой Bisazza, этими «странными камушками», как их называли люди, которые к нам приходили. Они не понимали, что это и почему оно стоит таких денег. В конце 1990-х, надо сказать, покупатель был неразборчив и выбирал что подороже. Всегда, во все кризисы спасало то, что в этот момент хорошо продавался именно самый дорогой материал.

Продавать мозаику, с одной стороны, было сложно, а с другой — легко. Люди хотели что-то уникальное, чего они прежде не видели. Собственно говоря, до той поры им и плитки керамической толком никто не предлагал. Про мозаику многое нужно было объяснять. Почему это стоит определённых денег. Почему производство мозаики — это долго и сложно. Где и как применяется авантюрин, что такое смальта. Так постепенно сформировался рынок. Вообще русская культура всегда была открыта мозаике. Это наша тема, так исторически сложилось.
— Вы хотите сказать, что Россия любит мозаику? Почему вы так думаете?
— Да, конечно. В российской культуре мозаики больше, чем в той же Германии или Австрии. Они и реже ее используют в интерьере.
— А вы знаете, кто первый начал производить мозаику в форме ровных чипов промышленным способом так, как её привычно видеть всем сейчас? От кого все пошло? Понятно, что квадратную мозаику люди веками делали вручную. А вот фабричным способом?
— Если речь о фабриках, то нужно говорить о Bisazza. Основатель этой истории — Пино и Ренато Бизацца, запустившие производство в середине 50-х годов.
— Получается, вы много лет занимались мозаикой Bisazza. А как началась ваша совместная история с Trend Group?
— Фабрика Trend организована в конце 90-х. 2000 стал первым годом её существования. Основатель Trend — Пино Бизацца, который вместе со своим братом Ренато до этого много лет руководил собственно Bisazza. Он создал новую компанию, потому что хотел, чтобы Trend отличался даже не по стилистике, а по своей роли в производстве мозаики.
— Вы общались с Пино Бизацца? Кто он: провидец, футурист с хорошим чутьем?
— Я с ним общаюсь до сих пор. Он очень интересный и, несмотря на свой преклонный возраст, деятельный человек.

Он ведь единственный, кто остался из основателей. Сейчас делом управляют уже другие поколения. Директор Orsoni – Рикардо Бизацца, сын Пино. Художественный руководитель компании – Федерика Бизацца, его дочь. Это семейный бизнес.

Пино Бизацца всегда был в делах, ездил по всем странам, открывал новые рынки. Он очень любит Россию и с 90-х годов все время сюда приезжал, пока позволяло здоровье. Ему нравятся российская культура, уклад, быт. Он всегда хотел создать производство в России и видел потенциал именно в смальте, которую считал глубоко русским направлением.
— Россия для него связана с мозаикой? Как он относился к советскому искусству?
— У него живой интерес ко всей этой истории. Он покупал книги о советской мозаике, что-то ему дарили мы.
— В чем отличие Bisazza и Trend как брендов?
У Bisazza — своя идея развития, они больше внимания уделяют художественному аспекту, декору и бренду Bisazza Home. Trend исторически делает упор на производственную часть.

Почему одна из фабрик по производству мозаики Trend располагается в Индии? Потому что это одна из древнейших стран, связанных с культурой стекла, где испокон веков разрабатывалась технология его производства. Сейчас там большая и сильная университетская школа. Все инновации и новые виды стекла приходят на сегодняшний день именно оттуда.
— Выходит, что все самые передовые наработки и идеи попадают сразу на фабрику Trend?
— Да. Фабрика сотрудничает непосредственно с университетом, где рождаются идеи, и это приводит к созданию новых коллекций. Так, в том числе, возникла и Karma, название которой связано с индийскими корнями.
— Фабрику Trend открыли там изначально? Интересно, почему выбрали Индию, а не Китай.
— Сначала фабрика находилась в Италии, а потом, отчасти по финансовым причинам, её перенесли в Индию. В Китай производство не переносят, все просто размещают у них свои заказы. Одна и та же фабрика может создавать продукцию сразу для нескольких брендов.
— В видео Trend производство золотой мозаики выглядит очень технологично.
— Стекло получается правильным именно тогда, когда соблюдена технология его производства. Этим итальянская мозаика и отличается от той же китайской.
— В чем самое яркое отличие?
— Во всем, начиная с отбора сырья и заканчивая доскональным соблюдением тонкостей производства. Например, на первой стадии температура должна быть одна, на следующей — другая. Сырье, из которого состоит стекло, тоже должно соответствовать необходимым стандартам.
— Речь о песке?
— Это и песок, и другие очень важные составляющие.
— А где добывается этот песок? Есть ли у него какие-то особенности?
— Во-первых, он абсолютно чистого белого цвета, а не тот желтоватый, который мы привыкли видеть. Нужный песок выглядит буквально как керамика. Его добываются на южном побережье Франции и оттуда поставляются на производство, где очищают и только после этого добавляют в состав. Естественно, китайские производители даже не задумываются о том, чтобы откуда-то привозить какой-то особый песок.

Хочу, обратить внимание ваших читателей вот на что. Почему китайская мозаика такая дешёвая? Чтобы песок приобрел такие оптические свойства стекла, как блеск, и при этом снизить расходы, там применяют свинец. Мы же используем дорогостоящие специальные реагенты, которые безвредны для здоровья.

Почему так важно покупать качественную мозаику? Да, я знаю, что люди сейчас выбирают то, что дешевле. Но надо думать, чем вы выкладываете бассейн, где будут плавать ваши дети. Стоит ли их здоровье сэкономленных 1000 евро?
— Возможно есть какие-то сертификаты, в которых прямо прописано, что итальянская мозаика более экологически чистая и безопасная?
— В мире таких сертификатов не существует, да и нет такого требования. Есть собственные правила фабрики, которые соблюдаются на производстве. Мы контролируем все этапы у себя, но кто контролирует других? Поэтому в Италии производить материал не так дешёво, как в Китае. Если бы кто-то делал в Италии мозаику так же, и к нему бы пришла проверка, подобное производство тут же бы закрыли, оштрафовали и, возможно, даже арестовали.
— А как Trend связан с Orsoni?
— Trend — это группа фабрик с тремя филиалами. Крупнейший из них, где мы производим агломераты, находится в Майами в США. Мозаику делают на фабрике в Индии. Это крупное промышленное производство со станками и сложной современной технологией. Orsoni, которая уже больше ста лет варит смальту в Венеции, раньше была самостоятельной фабрикой и вошла в группу Trend в 2003 году.
— Это же основатель Orsoni выложил знаменитую картину из множества оттенков для Всемирной выставки в Париже?
Анджело Орсони, с кого, собственно, всё и началось, привез своё знаменитое панно с различными цветовыми градациями смальты, в том числе с золотом по периметру, на Всемирную выставку 1889 года. Он имел огромный, грандиозный успех, после чего и началась история фабрики Orsoni. В основе бренда остаётся ручное производство — mosaico artistico по-итальянски.
Картина Орсони на Всемирной выставке в Париже
Рекардо Бизацца и Анджело Орсони
— Фабрика Orsoni исторически известна своей золотой мозаикой. Пересекаются ли золотые коллекции у Orsoni и Trend? У них общая лаборатория или это разные направления?
— Orsoni как производила смальту и золото, так и продолжает. Но дело в том, что фабрика Orsoni небольшая, там всего одна печь, выполнять много заказов так физически невозможно. Поэтому они работают по своей программе. Сегодня, предположим, льют стекло для золотой мозаики, завтра производят смальту.
— Речь о той самой знаменитой исторической печи?
— Да, разница только в том, что раньше она работала на угле, а сейчас используется газ. Но историческое там само место. Чтобы загрузить и выгрузить кроджолли — ёмкости, в которых варят смальту и стекло, печь разбирают, а потом снова собирают. Поэтому невозможно назвать её той же самой, что и 200 лет назад.
— А сколько видов золота у Orsoni и Trend? Идет ли поиск новых оттенков?
— Постоянно. Потому что существует устойчивый запрос на реставрационные или совершенно новые работы, где нужен конкретный цвет и оттенок с использованием золотой фольги 24 карата, которая имеет определенный вид и качество.

Как-то мы мы даже устроили в Москве выставку Orsoni и Bisazza, на которой представили золотые картины Лючио Орсони из несколько видов цветного золота.
— Если кто-то из состоятельных заказчиков захочет выложить свой бассейн или хаммам новым оттенком золота, Orsoni сможет его создать?
— Да, там постоянно идёт разработка под пожелания заказчика. Недавно по запросу подбирали особый розовый оттенок.

Важно, чтобы тонкое стекло, которое изначально выдувалось стеклодувом, а сейчас автоматом, при совмещении с золотом дало нужный цвет.
— Сколько таких экспериментов требуется?
— Они могут экспериментировать месяц, пока не попадут в точку.
Всю золотую мозаику, вне зависимости от страны изготовителя, должны производить одним и тем же способом
— Расскажите как вы делаете золотую мозаику. Чем вы отличаетесь от других фабрик, например, китайских?
— Вообще в принципе всю золотую мозаику, вне зависимости от страны изготовителя, должны производить одним и тем же способом. Он единообразен для всех: лист золота заключен между двумя слоями стекла, тонким верхним и толстой основой. Отличие в том, какое золото при этом используется. У нас это 24 карата, самая высокая проба.
— Бывали случаи, когда клиенты просили доказательств, что это настоящее, натуральное золото?
— Клиенты такие были. Доказательством всегда служит имя фабрики и то, что написано на коробке. Обязательной сертификации здесь нет, но определенные европейские сертификаты стекла и золота существуют. Только очень крупные производители плитки могут себе их позволить, поскольку стоимость одного сертификата доходит до 100 000 евро.

Что касается «докажите»… Спрашивали даже про авантюрин: «А вот докажите, что у вас настоящий авантюрин. Это же драгоценный камень».
— И как вы отвечаете?
— Ну как можно доказать? Снова и снова отдавать в лабораторию на исследование?
— А как вообще Orsoni и Trend смотрят на российский рынок? Насколько перспективным и интересным его считают? Наверное в этом случае речь больше про Trend?
— Не только, и про Orsoni в том числе. Сейчас мы даже рассматриваем возможность производства золотой мозаики непосредственно в Москве и открытия склада со смальтой Orsoni. Это говорит о том, что рынок, несмотря на все трудности, считают перспективным. У нас много объектов, где требуется смальта. Если она будет здесь в наличии, работы пойдут быстрее. Ведь её очень долго производить: в месяц получается не более 500 м2. А на один квадратный метр уходит 14 кг.
— Где нужны такие большие объемы?
— Проектов, где требуется смальта, очень много. Например, в Москве сейчас идёт активное строительство храмов. Тут только для одного объекта может потребоваться около 3000 м2.
— Года 2 назад ко мне обратилась одна нефтяная компания, которая хотела положить золото на купола храма на севере нашей страны. Они выбирали между китайской и итальянской мозаикой. Мы предложили решение по технологии этой сложной укладки и сборки.

Через год пришел ещё проект – тоже храмовая постройка, старый монастырь в Сольбе. В интерьер новой церкви требовалась смальта и золотая мозаика. Огромный храм, большая площадь, я ездил считать для них материал. Потребность действительно есть и она велика. В Москве золотую мозаику в своих проектах использует архитектор Андрей Оболенский.
— Да, я с ним знаком, он очень много раз приезжал к нам на фабрику. Мы с Пино Бизацца ходили в Храм Христа Спасителя, когда там ещё только-только возводили стены и шло обсуждение использования мозаики на куполах. В итоге они все-таки поставили титановые листы.

Если говорить о высотных работах, то лучше всего делать готовые блоки, и потом уже их монтировать. Когда на купола укладывается золото или иной материал, по-любому нужна какая-то система крепления. В 2012 году мы работали над масштабным проектом Часовой Башни в Саудовской Аравии и поставили туда 14 000 м2 золотой мозаики.
В полумесяце над 600-метровым небоскрёбом находятся апартаменты шейха Саудовской Аравии. Верхняя часть башни полностью покрыта мозаикой, в том числе золотой.

Понятное дело, что в тендере участвовали все производители, какие только можно. Но
поскольку выбор шел по техническим характеристикам, выиграл именно Trend. Заказчикам требовалась мозаика, которая выдерживала бы все нагрузки: большую высоту, песчаные бури, температурные перепады в пустыне, где днем плюс, ночью — минус. Мы создали мозаику, которая технически удовлетворяла нужным характеристикам, и провели много испытаний, прежде чем поставить ее на объект. Робот-автомат, который можно увидеть в видеоролике, сделан как раз для реализации этого проекта. С тех пор он так и используется на производстве.
Trend
Tower Orsoni
Как шла работа над полумесяцем и часами? Все это собиралось в лёгкие блоки, на которые наклеивался материал. Их фурами везли в Саудовскую Аравию и потом монтировали на небоскрёб. Башня с часами в Саудовской Аравии – это единственный в мире проект, где применили столько золотой мозаики.

Надо отметить, что идеальная сборка происходит в помещении.
— Да. Эпоксидный состав предполагает определённый температурный режим и влажность. Он начинает схватываться уже через 40 минут. Чтобы выложить мозаику идеально и затереть «на века», нужно работать в помещении и уже потом монтировать на высоте.

Получается Trend и ведёт большие проекты, и предлагает мозаику для частных клиентов?
— Всё как у обычной фабрики, которая получает заказы от своих дилеров.
— Была еще золотая статуя Будды в Тайланде.
— Да, это наш проект. Это золотая мозаика Orsoni форматом 2,5 на 2,5.
— Для каких клиентов работают Trend и Orsoni?
— Trend доступен любому клиенту. У нас есть мозаика стоимостью 8,5 евро за квадратный метр. Транспорт и таможня обойдутся дороже, чём сам материал.

Orsoni – это Ferrari группы Trend. Но опять-таки, смотря о чём идет речь. Небольшие элементы, в принципе, могут позволить себе многие.
— Когда задаешь дизайнерам вопросы, как часто готовы ли они использовать мозаику в своих проектах, то видишь, что они задумываются. Для некоторых она слишком дорогой, роскошный материал. Вы с этим согласны?
— Многое зависит от того, что человек сам для себя считает роскошным. Золото, декоративные панно конечно, роскошны. Когда метр стоит 2000 евро — это непростой материал. А если мы приобрели мозаику белого или серого цвета, наклеили на стены, получится стильный лофт, но не роскошь. Мозаика следует за идеей и замыслом дизайнера.
Мозаика следует за идеей и замыслом дизайнера
— Как часто создаются новые коллекции Trend? Или, возможно, повторяется проверенная временем классика?
— Классика – это мозаика 2х2 и 1х1. Все остальное, что мы называли специальным стеклом, эта Karma. Витражное стекло – как раз отличительная сторона нашей фабрики. На его основе благодаря различной колке, добавлению новых материалов, смешению с простой мозаикой постоянно создаются современные коллекции. Например, материалы из стекла и Karma соединили в коллекции декоров.
— Выход новинок привязан к каким-то календарным датам?
— Раньше это было приурочено к выставке Cersaie или другим, например, iSaloni в Милане. Orsoni как спонсор всегда участвует в Венецианской биеннале. Сейчас важны не определенные даты, а сами события, например, открытие филиала в Саудовской Аравии.
— Привлекаете ли вы к сотрудничеству дизайнеров?
— Да, конечно. Фабрика работает с мировыми студиями из Англии, Франции, Германии, США, которые создают сегодняшние тенденции.
— Речь о совместных коллекциях?
— Скорее о коллаборациях. Более 10 лет назад Orsoni выпустили коллекцию Scent of Colors совместно с Патрицией Гуччи: крупноформатные модули из смальты и золотой мозаики. Мы устраивали тогда масштабную презентацию в Bosco Cafe на Красной площади, где выложены наши агломераты.

В 2005 году швейцарский дизайнер и художник Ясмин Швиттер (Jasmin Schwitter) разработала коллекцию Topkapi с настоящими стразами Сваровски, как тогда было модно.

Идут коллаборации с художниками. В 2014 году на Венецианской биеннале представили «Небо над девятью колоннами» Хайнца Мака. Об этом проекте вы писали в своём блоге.
— Дизайнерские коллекции выпускаются реже?
— Временами они случаются. Например, Пино Бизацца состоит в очень тесных дружеских отношениях с Missoni. Они выпустили несколько вещей для своего выставочного зала, но коллекция для каталога как таковая ещё не заявлена. Один модный кубинский дизайнер разработал коллекцию из агломератов.
— Что такое агломераты?
— Материалы, которые созданы из различных фракций. Наши агломераты включают в себя только кварц, мрамор, гранит и стекло. Они соединяются вместе при высоких температурах посредством специального полимера (он составляет 5-6% от общего объёма), который затем улетучивается. Поэтому агломераты Trend — это натуральный материал.
— Где они применяются?
— Для любого вида отделки. Это может быть как напольное покрытие, так и столешница.
— Чем отличаются от стекла, от камня? У них есть какие-то особые свойства?
— Внешним видом. Агломераты выглядят совершенно по-другому. Характеристики у них как у керамического гранита, то есть их также можно укладывать в зоны с высокой проходимостью, только это натуральный материал.
— Вопрос по материалам. Обычно некоторые компании, та же Bisazza, рекомендуют какие-то составы, затирки. У Trend есть такая история?
— Другие компании производят свои составы и продают. В наш прайс-лист входят материалы фабрики Litokol. Мы рекомендуем их затирки Starlike.
— У некоторых фабрик есть фэшн-лаборатории, где они тестируют новые идеи. Как вы думаете, достаточно ли в наше время производителю собственных дизайнеров и их решений, чтобы предложить рынку востребованный продукт?
— Чтобы Trend всегда был в тренде, нужны свежие идеи. Коллекция декора с сочетанием двух материалов, которую я упомянул, как раз стала очень своевременной и современной.

У нас есть художественный отдел под руководством Федерики Бизацца. Он работает над многими коллекциями.
— Случается ли, что фабрика перестает выпускать какие-то привычные коллекции ради того, чтобы заменить их новыми?
— Конечно, десять лет назад каталог компании был немного другим. Материал тот же самый, а декоры иные. Что-то уже не востребовано или не актуально на сегодняшний день.

Их не то чтобы сняли с производства. Ведь произвести мозаику — не то же самое, что плитку. Сам каталог, выпущенный 10 лет назад, актуален и сегодня, все это можно снова использовать. Но, конечно, в свежий каталог всегда добавляют новое.
— Сколько цветов золота выпускает Trend?
— Белое, жёлтое и платину для влажных зон. Белое золото, как вы знаете, нельзя укладывать во влажные зоны.
— А сколько тогда у Trend других цветов мозаики?
— Цветов стеклянной мозаики не может быть много. Есть определённые технические ограничения. Больше 80 цветов произвести в принципе невозможно.

Поэтому существует смальта и её 5 000 цветов и оттенков. По своим техническим характеристикам смальта — это то же самое стекло. Наша Библиотека цвета в Венеции насчитывает более 3 000 оттенков.
— Она пополняется постоянно?
— Если какой-то цвет был произведен по запросу, то да, в Библиотеке он есть.
— Кому принадлежит Библиотека? Или это самостоятельное культурное учреждение?
— Это помещение на фабрике Orsoni, которое называется библиотекой. Еще недавно оно выглядело как и 200 лет назад. Сейчас его облагородили, видоизменили потолок, сделали более фэшн. Теперь это место для встреч и мероприятий, куда приглашают дизайнеров и художников.
— С какого года Trend представлен в России? Публикаций о вашей компании в сети и печатных изданиях очень много.
— Да, о нас писали все журналы, мы работали c Salon, "Интерьер+Дизайн", Elle Decor. Везде давали рекламу, участвовали во всех выставках.
— А сейчас?
— Все, кто занимается мозаикой, прекрасно знают о том, какие фабрики существуют, никакой рекламы не требуется.

Дизайнеры приезжают к нам сами. Если они желают посетить нас в Италии, то пожалуйста, мы всегда готовы их принять. Такие профтуры обычно устраивают дилеры, которые собирают группу дизайнеров и везут по разным фабрикам. Начинают с плитки, где немного грустно, в заканчивают всегда нами, потому что это всплеск эмоций: Венеция, все великолепно и здорово.
— На прощание пожелайте что-нибудь нашим читателям, подписчикам, дизайнерам.
— На сегодняшний момент нас окружает сплошная имитация. Осталось очень мало натурального, настоящего. А это значит, что исчезают эмоции.

Тот же керамогранит — всего лишь имитация камня. Дизайнеры, к сожалению, слишком часто используются этот материал в своих работах. Если полистать подборки модных и актуальных интерьеров, складывается ощущение, что все эти одинаковые серые стены сделаны под копирку, как в советские времена в «Иронии судьбы».

Многие дилеры, к сожалению, делают ставку на то, что быстрее, проще и выгоднее продать. Они не предложат вам дорогую плитку из многих компонентов, потому что её надо еще посчитать. Им легче сбыть готовые форматы, над которыми не надо думать. Покупатель не видит альтернатив и того, сколько в мире разнообразных материалов.

Мне хочется пожелать, чтобы у нас было больше эмоций, чем имитаций. Выбирайте правильные натуральные материалы, такие как стекло, камень, дерево. Используя их и совмещая друг с другом мы как раз и придаём пространству индивидуальность. От эмоций зависит очень многое. Они диктуют вкус заказчика. Правильную эстетическую идею конечному потребителю и призван донести дизайнер. Именно этого всем мне и хочется пожелать.
За помощь в подготовке и организации интервью благодарю Валерию Ефанову.

Привет, меня зовут Илья Соболев
Я — эксперт по мозаике
Вы прочитали одно из серии интервью, которые я беру у мастеров, художников, дизайнеров, производителей и других экспертов строительного рынка.

Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне письмо или отправьте сообщение в соцсетях.
Напишите мне письмо
Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне
Made on
Tilda