Раздел находится в разработке
Если у Вас есть вопросы позвоните по номеру:
+7 (977) 370-30-24
или оставьте заявку на бесплатную консультацию
Закажите консультацию
Оставьте заявку на консультацию
Оставьте заявку на заказ
Для расчёта стоимости укажите размер поверхности для укладки мозаики
Укажите что должно входить в проект
Загрузите фото объекта/поверхности
До 10 фотографий
Укажите контакты

Джованни Барбьери: «Мозаика — это то, что никогда не умирало, никогда не проходило и никогда не ценилось достаточно»

Джованни Барбьери — итальянский дизайнер, создающий объемные выразительные 3D поверхности из плитки и натурального камня, изобретатель, лауреат премий в области дизайна и инноваций, автор коллекций, получивших мировое признание.

ИНТЕРВЬЮ С ЭКСПЕРТАМИ РЫНКА

— Обычно люди долго ищут своё призвание. Вы начали заниматься камнем уже в 14 лет. Как получилось, что вы так рано нашли свой путь?
— Чисто интуитивно. Призвание было сильнее меня... Я помню, как завораживала меня электромашина — с её помощью вручную полировали каменные полы, добавляя «мыло», в котором я позже распознал абразив. Универсальность природного итальянского камня побудила меня начать поиск новых способов его обработки и использования…
— Вы ведь, в отличие от многих дизайнеров, идёте не от теории, а от ручной работы с материалом и опытного знания его свойств?
— Не совсем так, но да, я использую и то, и другое. Те ощущения, которые даёт мне изготовление прототипов вручную, и определяет результат. Я все ещё сражаюсь с новыми технологиями и потерпел неудачу, пытаясь приспособить 3D-принтер и рендеры Photoshop для своих тестов и экспериментов. Живой образец, сделанный моими руками, по-прежнему является единственным способом определить, согласен я или нет дальше продолжать эксперименты с дизайном, текстурами и объединяющим их итоговым результатом.
— Много ли у вас запатентованных изобретений?
— Да, в 90-е был период, когда я оформлял патенты по несколько раз в год. Но после того, как понял, что итальянская бюрократия отнимает слишком много моего времени, я решил регистрировать авторские права в США, эволюционируя и ведя гораздо больше экспериментов и проектов за меньшее время.

После 90-х я решил, что лучше иметь несколько отлично выполненных вневременных коллекций, самобытных, очень сложных в изготовлении для всего остального рынка, чем заниматься патентами и маркетинговой стратегией.
— Мы с ней проработали более 12 лет, с самого их основания, когда во второй половине 90-х годов компания состояла из горстки людей. Это был захватывающий период. Мой продукт Marmo Antico Lucido помогал Artistic Tile быстро расти. Затем я разработал для них коллекцию Ambra, которая и 11 лет спустя все ещё остается бестселлером. Я и научил индусов её производить.

Затем внезапно, менее чем за две недели, началось моё сотрудничество с Сарой Болдуин в New Ravenna. Сейчас я воодушевлен ещё больше, чем прежде.
— Расскажите об истории вашего знакомства и сотрудничества с Ненси Эпштейн (Nancy Epstein) и Artistic Tile.
Джовани Барбьери и Сара Болдуин
— Как складывалась ваша работа с New Ravenna?
— New Ravenna — самый мощный, высокопрофессиональный и качественный производитель, которого я когда-либо встречал в своей жизни.

Сара Болдуин и я — копируемые дизайнеры. Из того, что мы создали, до сих пор черпают вдохновение многие крупные бренды. Чем больше времени проходит, тем больше мы видим, как дизайн, в котором мы были первопроходцами, частично копируется теми, кто просто хочет зарабатывать деньги. Случается, что благодаря ему они даже выигрывают награды.

Сотрудничество с New Ravenna — настоящее удовольствие. Качество работы их мастеров — лучшее из всего того, что я видел. Я надеюсь, что это интервью поможет продвигать тех, кто действительно усердно трудится в области исследований и разработок, а не делает ставку на нереальные убогие маркетинговые стратегии.
— Многие ваши работы и коллекции получили признание именно на американском рынке. Что вы думаете об Америке, местных дизайнерах и потребителях?
— Ну, в Америке живёт много миллионеров, поэтому здесь гораздо легче найти клиентов для того, чем я увлечен и что создаю. Я хочу сказать, что важнее всего встретить правильных людей, с которыми будешь вместе работать, это делает всё возможным.

Я познакомился с Нэнси Эпштейн в 90-х годах, а затем встретил Сару Болдуин. Я считаю Сару лучшим американским дизайнером, далеко превосходящим всех остальных. Жаль, что она отошла от дел. Я хочу верить, что в Америке по-прежнему царит меритократия, хотя последние годы начинаю в этом сомневаться. Но мы с New Ravenna продолжим свой путь.
— В России исторически любят Италию и считают итальянский дизайн одним из самых лучших. Что вы об это думаете?
— Россия — это отдельный мир, тот итальянский дизайн, который популярен у вас, не всегда так же известен в других частях света. Честно говоря, у меня нет большого опыта работы с Россией, потому что я всегда ориентировался на Америку и Ближний Восток.

Скажу откровенно: у нас в Италии есть очень хорошие ремесленники и дизайнеры, вероятно, в среднем лучшие в мире, но и в других странах, таких как Япония, Франция, Испания, США и так далее, немало своих звёзд.
— Знакомы ли вы с Россией, русской культурой, именами художников, мозаикой? Бывали ли вы в России или возможно хотели бы побывать?
— Я очень редко бывал в России. Хотел бы увидеть побольше, познакомиться с некоторыми замечательными студиями, посетить художественные галереи и выставки мозаики/камня, но время — злейший мой враг. Мои поездки всегда связаны с искусством, дизайн-проектами, работой. Сложно загадывать на будущее. В прошлом я в основном ездил в США, теперь там бываю реже, поскольку путешествую по всему миру. Я уверен, что в России есть много художников и дизайнеров, создающих искусство высокого качества, о которых я не знаю и чьих работ ещё не видел.
Ближний Восток — только лучшее из лучшего, чистое качество без компромиссов.
— Вы упомянули, что кроме работы Северной Америкой ваше внимание также сосредоточено на Ближнем Востоке. Каковы ваши впечатления от этого региона? Что за дизайн там востребован и какой отклик вы получаете?
— Могу сказать, что Ближний Восток — только лучшее из лучшего, чистое качество без компромиссов. С другой стороны, переговоры там сводят с ума поставщиков. В США всё иначе, даже если речь идет о продуктах и проектах высокого класса.

Коллекция Murano — самая потрясающая и в то же время самая дорогая. Если в США мы продаем небольшую панель для ванной комнаты, то на Ближний Восток поставляем в проект 20 панелей по 250 квадратных футов за раз. В США переговоры и поставка занимают 2 месяца, на Ближнем Востоке только переговоры могут идти более 3 лет.
Паттерн Milan Floreal из коллекции Murano
— Что для вас значит мозаика?
— Мозаика — это правильный способ заботиться о природных материалах, используя и сохраняя каждый их квадратный сантиметр. Она придаёт им правильное значение, и, в сочетании с подлинной и чисто человеческой ручной работой, усиливает их красоту. Это то, что никогда не умирало, никогда не проходило и никогда не ценилось достаточно.
— Имена каких дизайнеров из тех, кто работает с мозаикой, создаёт её или использует в своих проектах, вы могли бы выделить?
— Я впечатлён качеством исполнения, которое лично увидел в мозаичной школе Ватикана в Риме. Их опыт работы с натуральными материалами насчитывает 7 веков. Находясь в пяти метрах от мозаичного панно, вы не поймёте, мозаика перед вами или картина. Изготовление панно размером 30х40 см порой занимает более трёх месяцев. Фантастика.

Мозаика New Ravenna и дизайн Сары Болдуин феноменальны. Син Ирмингер, нынешний креативный директор New Ravenna, тоже очень толкова. Качество мозаичных инсталляций New Ravenna превосходно, а их цены всегда намного ниже реальной стоимости их панно.

После них мне сложно оценивать те рисунки и сборку мозаики, которые я наблюдал во время моих поездок по всему миру, но в то же время я должен сказать, что никогда не искал других мозаичистов после того, как познакомился с New Ravenna. Исключение — моя мозаика Timeworn с состаренной поверхностью, изначально идеально сделанная как простой паттерн, но это уникальная мозаичная отделка поверхности, а не мозаичный дизайн.
Мозаика Timeworn
— В 2008 году вашу коллекцию Ambra назвали в числе 8 лучших продуктов года в Америке. Расскажите о ней.
— Это была большая победа. Я поехал в Индию обучать местных мастеров, так как коллекцию было сложно производить в Италии на станках с ЧПУ. Потребовалось более двух лет, чтобы получить правильное качество, и после этого коллекция обрела в Северной Америке тот успех, которым пользуется и сейчас.

Ambra экспонировалась в Музее дизайна Триеннале в Милане почти два года.
Коллекция Ambra
Теперь мы выиграли точно такую же награду Architectural Record с коллекцией SQUAR, так что ум мой по-прежнему блестящий. У нас отличные партнеры по производству. Та радость, которую я только что испытал, вдохновляет продолжать в том же духе.
— Я впечатлён, что вы посвятили два года обучению индийских мастеров производству мозаики. Что вы можете рассказать об этой поездке в Индию?
— Я очень люблю Индию. Люблю трудится рядом с рабочими, но не с их хозяевами — среди них очень редко можно встретить простых и честных людей. А вот скромность и внимательность простых мастеров к деталям впечатляет. Однажды усвоив технологию, они превосходно ей следуют.
— Ваш дизайн очень узнаваем и популярен. Как вы относитесь к тому, что его переосмысляют или даже копируют другие дизайнеры и бренды?
— С одной стороны, грустно видеть, как особо крупные и известные бренды вдохновляются им, не вкладывая средства ни в частные студии, как моя, ни в собственный отдел дизайна. С другой стороны, это делает меня счастливым, потому что я всегда смотрю на них со своей высоты... Филипп Старк как-то заявил: «Подражание — величайшая форма лести, но оригинал может быть только один». Я полностью с ним согласен.
— Расскажите про историю коллекции Murano 2015 года. Как она появилась, в чем её ключевая идея?
— Всё началось с того, что оникс с подсветкой стал очень популярным, и многие фабрики стали предлагать его и аналогичные материалы в доступном, но плохом исполнении. Я решил, что пришло время создать в этом направлении нечто столь же эффектное, чем эти подсвеченные камни и были в самом начале.

Мы получили результат ещё лучше: уже пять лет после его изобретения никто не в состоянии его воспроизвести. Так же обстоят дела и с моей мозаикой Timeworn. Созданная 10 лет назад, эта уникальная отделка поверхности, идеально воспроизводящая оригинал, всё также остается вне времени.

В то же время муранское стекло совершенно уникально: при включенной подсветке некоторые цвета из тёмных становятся почти белыми. И доступны они только на знаменитом острове.
Коллекции Murano
— Как вы вообще относитесь к муранскому стеклу? Используете его в других своих проектах?
— Муранское стекло, особенно с подсветкой, совершенно уникально, Ничто не сравнится с его красотой, особенно если это полированная рельефная вставка в коллекции Murano.

Мы редко используем его из-за высокой конечной стоимости. Оно предназначено только для нескольких очень эксклюзивных клиентов.
— Глядя на ваши коллекции, создается ощущение, что вы работаете даже не с материалом, а с самим объемом стены или пола. Меняете её фактуру, светотень?
— Отличный вопрос. Должен заявить, что при проектировании пола или стен мне действительно очень важно заранее на 100% понять, как их будут использовать. Моя задача — найти то, что хочет заказчик, пусть даже раньше он этого себе и не представлял.
— Расскажите о вашем методе Sophisticated Simplicity.
— Это чрезвычайно авангардный дизайн, позволяющий создавать неповторимые формы и узоры на промышленном производстве. Финальный результат должен производить такое впечатление, будто вы имеете дело с проектом, существующем в единственном экземпляре, а не произведенном стандартным способом.

Монтаж также прост. Это результат очень долгого исследования, которое я затеял, так как подутомился снова и снова видеть в настенной плитке повторяющийся «эффект обоев». Концепция Sophisticated Simplicity обладает большим потенциалом, поскольку всякая плитка заслуживает иного, по сравнению с обоями, конечного эстетического результата.
Коллекция Trilogy
Качество дизайна должно вызывать у людей любовь к нему, и если вы в состоянии предложить что-то уникальное по доступной цене — это гениально.
— Общаясь с разными художниками, я заметил, как поэтично они рассказывают про материалы, с которыми любят работать. Что для вас значат мрамор, натуральный камень, керамика, стекло?
— У меня противоположное мнение. Дизайн прежде всего. Дизайн — это основа, которая позволяет мне хорошо себя чувствовать. Располагая правильным дизайном, я решаю, произвести ли его в камне, стекле, керамике, фарфоре, бетоне, искусственном мраморе или других материалах. Конечно, все мои прототипы сделаны из натурального камня, что помогает мне многое понять. Ни в пластике, ни в чём другом, уверен, я никогда не получу такой же красивый результат.

Нам нужен хороший, демократичный дизайн, способный удовлетворить бюджетный запрос. Моя последняя коллекция SQUAR — тому свидетельство.
Качество дизайна должно вызывать у людей любовь к нему, и если вы в состоянии предложить что-то уникальное по доступной цене — это гениально.

Я верю, что это именно то, что хороший дизайнер должен уметь делать. Такие проекты имеют смысл, а всё остальное — нет.
— Есть ли у вас команда, помощники? Какую роль они играют в вашей работе?
— Конечно, без их практической помощи в ручной работе я не сделал бы ничего. Но окончательные испытания, тесты, сборку я делаю сам в уединенной личной студии вдали от всех. (Она находится в глубине леса, и там не бывает практически никто, кроме уборщицы). Там я принимаю решения и могу полностью уединиться, с головой уйти в работу на все выходные и больше.
— В SQUAR размыты границы между плиткой и мозаикой. Прямоугольная поверхность трансформируются в сложные геометрический формы, как смятая бумага. Какую концепцию вы заложили в эту коллекцию?
— Это прорыв: мы только что выиграли награду Architectural Record как один из 8 лучших продуктов для покрытия поверхностей в 2019 году. Точно также 11 лет назад это произошло с коллекцией Ambra.

Революция в том, что теперь вы можете выложить стандартную недорогую квадратную плитку на 95% стены или пола, а потом добавить неправильные формы и 3D-поверхности. Это позволяет придать сильный характер проекту, не тратя много денег. Установка также очень проста.

Вся «декоративная часть» каждой инсталляции имеет название и носит мой знак, как художественное произведение (Art Performance). Коллекция SQUAR — результат длительных исследований и испытаний. Верьте или нет, но началась она с развития шестиугольной формы, которая в процессе невероятной метаморфозы пришла к прямоугольнику. Это самое захватывающее, что я когда-либо создал.
Коллекция SQUAR
— По каким критериям вы выбираете партнёров-производителей? Насколько эти фабрики привержены экспериментам? Что такое производство в большей степени — риск или отточенное знание технологии?
— Обычно мы создаём дизайн и в сотрудничестве с хорошим дистрибьютором ищем лучшую комбинацию:

  • в каком материале его создавать
  • каким будет процесс и рыночный уровень затрат
  • в какой стране лучше всего это производить

Мы заботимся, чтобы все этапы: разработка нового дизайна, поиск дистрибьютора, поставщика, дилера, выставочных залов, создание проектов для конечных клиентов происходили максимально профессионально и по разумной цене.

Мы сфокусированы на том, чтобы помочь каждому хорошо делать свою работу правильным образом. SQUAR — отличный свежий тому пример. Это часть моей репутации.
— Куда, по-вашему, развивается мозаика? В сторону увеличения размера чипа, изменения формы, цветов?
— Мозаика — это часть человеческой истории. Каждая хорошо сделанная вещь обретает ценность со временем. В этом её отличие от других изделий для пола и стен. Мозаике ещё есть куда развиваться в плане форм и концепции, но я не могу посвятить ей свое время. Я уже касался этого, когда мы мы говорили про New Ravenna.
Мой идеальный заказчик — тот, кто не позволяет публиковать то, что я для него создаю. Потому что он любит мой дизайн и не нуждаются в демонстрации его в качестве трофея.
— Кто ваш идеальный покупатель? В домах каких людей вы бы хотели видеть свои коллекции?
— Тот, кто не позволяет публиковать то, что я для него создаю, потому что он любит мой дизайн и не нуждаются в демонстрации его в качестве трофея. Такой заказчик становится моим другом и частью моей семьи.
— Пожалуйста, продолжайте отслеживать, покупать и продвигать продукты, сделанные настоящими изобретателями и дизайнерами, потому что они очень редки, со временем их остается всё меньше. Берегите их, потому что только благодаря им единственным эволюционирует качество жизни. Остерегайтесь от покупки имитации — это плохая инвестиция и потеря денег.

И если у вас найдётся хороший повод, проезжая мимо Бассано-дель-Граппа или Кастельфранко-Венето, пожалуйста, загляните в мою лабораторию или студию, чтобы выпить хороший бокал Просекко или Вальполичеллы за увлекательной беседой, даже если времени будет совсем немного!
— Что бы вы пожелали читателям этого интервью?
Биография Джованни Барбьери
Свой творческий путь Джованни Барбьери начал очень рано: в возрасте 14 лет активно включился в работу с натуральным камнем на производстве у брата. В 16 лет он занимался мраморной отделкой для полов уже полностью самостоятельно.
Ещё через два года, проинвестировав 50% средств в деловое партнёрство с братом, он основал компанию F.LLI Barbieri, которая производила и продавала изделия из мрамора.
Затем Джованни посвятил шесть лет изучению дизайна интерьеров, параллельно работая на строительной площадке в проектах своих преподавателей-архитекторов. Он не только поставлял на объекты мраморную плитку, которое производило его семейное предприятие, но и лично контролировал весь монтаж, поскольку хотел, чтобы клиенты гарантированно были довольны. Это сотрудничество оказало сильное влияние на его развитие и подняло на новый уровень.

Компания братьев Барбьери полностью сместила свое внимание на производство новых продуктов и выходу на новый рынок. Покорить Америку амбициозному творцу помогло превосходное пониманию дизайна в области исследовательских разработок и сотрудничество американских дистрибьюторов.

Связав свою карьеру со стезёй первопроходца и изобретателя, к концу 90-х Джованни Барбьери стал обладателем нескольких патентов на методы декорирования и производственные процессы. К наиболее важным относятся отделка поверхности плитами из натурального камня Marmo Antico Lucido, коллекция Framenti Borders, мрамор Timeworn и серия Storica.
С момента создания компании Artistic Tile на протяжении многих лет Джованни Барбьери оказывал личную поддержку её основательнице Нэнси Эпштейн (Nancy Epstein).

Джованни Барбьери также причастен к современному искусству. В 2003 году совместно со скульптором Роберто Ланаро (Roberto Lanaro) он создал несколько эксклюзивных декоративных панно.

2008 стал для Джованни годом большого публичного успеха — коллекция Ambra была названа журналом Architectural Record одним из 8 лучших строительных продуктов 2008 года в США. Некоторое время Ambra
даже экспонировалась в миланском музее Triennale Design.
В 2010 году Джованни начал свое успешное сотрудничество с Сарой Болдуин, основательницей компании New Ravenna, для которой он разработал мозаику Timeworn с искусственно состаренной поверхностью.

Джованни Барбьери также является автором концепции «Утонченной простоты» («Sophisticated Simplicity») — передового способа создания паттернов из стандартной плитки, при котором поверхность обретает сложную форму и уникальную эстетическую ценность.

Дизайн и продукты Джованни Барбьери в Дубае, Индии и США представляют несколько избранных партнеров. Работы дизайнера также стали источником вдохновения для многих известных брендов и конкурентов, которые успешно воспроизводят его изобретения и методы.
Краткая хронология наград
2008 год
Коллекция Ambra вошла в список восьми лучших строительных продуктов года по версии журнала Architectural Record.
2013 год
Коллекция 3D плитки Exciton/Hive из искусственного мрамора и первая коллекция фарфоровой плитки Memento стали лауреатами премии Best International Year Interior Design USA.
2014 год
Резная коллекция Clas получила премию London Surface Design Award.
2015 год
Коллекция Мурано стала лауреатом премии Best of Year Interior Design, Нью-Йорк, США.
2016 год
Первая в мире 3D коллекция фарфоровых плиток Trilogy стала лауреатом премии Best Design Year Interior Design в США и получила награду New York City Design Award.
2019 год
Коллекция плитки SQUAR номинирована журналом Architectural Record в числе восьми лучших напольных покрытий года. Награду Best of Year NYC получили не только SQUAR, но и коллекция Kle.
За помощь в подготовке и организации интервью благодарю Валерию Ефанову.
Привет, меня зовут Илья Соболев
Я — эксперт по мозаике
Вы прочитали одно из серии интервью, которые я беру у мастеров, художников, дизайнеров, производителей и других экспертов строительного рынка.

Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне письмо или отправьте сообщение в соцсетях.
Напишите мне письмо
Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне
Made on
Tilda