Миша Пумо — настоящий зубр из мира мозаики

Миша Пумо — это пример того, как в одном человеке открытость и любознательность, искренность, свойственная ребенку, парадоксально и органично сочетается с прагматичностью взрослого профи. Я уважаю его за то, что в этом сложном мире он позволяет себе быть самим собой и у него есть четкая позиция, которую он прямо высказывает. Нас объединяет любовь к мозаике. Миша пришел на этот рынок раньше, чем я, и он смеется, когда я называю его "зубром мира мозаики".

Я ценю то, как тонко он разбирается в материале, понимает его, знает сильные и слабые стороны. Меня восхищает его эрудиция: он цитирует Шекспира и может удивить цитатой или неожиданным интересным историческим фактом.

Приглашаю вас прочесть это интервью — мою беседу с ироничным, неординарным человеком.

ИНТЕРВЬЮ С ЭКСПЕРТАМИ РЫНКА

— Сколько лет ты уже занимаешься мозаикой и как к этому пришел?
— Вопрос очень интересный. Пришел так, как все приходят делать великие дела. Сначала я работал в дизайн-студии, проектирующей дома и частные интерьеры для вип-корпораций. Мы делали проект для крупной российской нефтяной компании. Моими коллегами были очень хорошие продвинутые ребята и девчата, а руководила всем женщина-архитектор, которой я на всю жизнь благодарен за то, что она познакомила меня с азами ArchiCAD. Я заканчивал лингвистический вуз, учил языки, а не технические науки, но заинтересовался, схватил суть, начал рисовать в ArchiCAD и с тех пор интерьеры — мое хобби.

Естественно, тот, кто правильно занимается интерьерами, так или иначе столкнется с мозаикой. Это мое стопроцентное убеждение. По мне мозаика — самый пластичный материал. Это кожа для интерьера и экстерьера. Она не боится холода, высокой температуры, потому что ее изготавливают при 1300 C0: стекло расплавляется и принимает ту форму, которую ему желает придать производитель.

Серьезно я соприкоснулся с мозаикой в начале нулевых. Я как раз работал коммерческим директором одной компании, когда Bisazza объявила вакансию на должность представителя в России. Был очень высокий конкурс, 7-8 человек на место. Мы так пообщались с сотрудниками фабрики, что на следующее утро уже пили кофе у них в гостинице, а еще через день я разговаривал с их коммерческим директором в Италии.
Я начал все это дело с одним мобильным телефоном. Мы провели первую выставку, на которой с огромным успехом показали персидский ковер из мозаики
С точки зрения карьеры — это самое интересное время, когда я сделал большой профессиональный скачок в жизни. Я бесконечно и безгранично благодарен этой компании за то, что стал тем, кто я есть.

Стартовали мы практически не с нуля, а с минуса: напряженная обстановка, трения с дилерами, корректная, а иногда некорректная конкуренция с другими компаниями.

Я начал все это дело с одним мобильным телефоном. Мы провели первую выставку, на которой с огромным успехом показали персидский ковер из мозаики.

Как представитель компании я приложил максимум усилий, чтобы нам с дилерами было по пути. Я старался с ними дружить и ладить. И получилась очень хорошая история: отличная совместная работа, большой рост. В конце 2008 мы достигли годового оборота в 8 млн евро. Для мозаики — огромная цифра, это же не отделочный материал для фасадов. Мозаику всегда применяют в меру. Есть, конечно, бассейны, но это тема немного в стороне. Изначально коллекция для бассейнов у Bisazza была очень дешевая, цены начинались от 8 евро за м2. Китай не мог даже сунутся. Я ответственно заявляю, что у Bisazza до 2005 года абсолютно все было Made in Italy.
Кстати, итальянская смальта, по крайней мере то, что производит Bisazza — реально экологически чистая, это не пустой блеф и не просто слова. Они жестко следили, чтобы там отсутствовал свинец. Например, в Петербурге в царское время производили смальту с большим количеством свинца. Это было вредно и для тех, кто ее делал, и для тех, кто ее использовал.

Если сравнивать с Sicis, наш оборот в год был несопоставимо больше, чем у них — в 4-5 раз. Они пытались говорить, что мы более массовые, ширпотреб, но это неправда. Bisazza очень далеко пошла в компьютерной обработке пиксельных декоров. Вспомним знаменитое панно Наполеон. Именно благодаря Bisazza, я уверен, графика в мозаике имеет те масштабы, к которым она пришла сегодня.
Bonaparte Wal, Bisazza. Дизайн Карло Даль Бьянко
Bisazza всегда сотрудничала с известными дизайнерами. Как ты говоришь, с "зубрами". Фабио Новембре, Алессандро Мендини. Прекрасные великие имена. Они предлагали свое "я". А мозаика — это сервировка их профессионального "я".

Хочу заметить, что заслуга одного из президентов компании, Пьеро Бизацца, какие бы решения ни принимались потом с коммерческой точки зрения, в том, что он привлек к сотрудничеству архитектора Карло Даль Бьянко. Это мой друг, замечательный человек, отличный семьянин.
Карло Даль Бьянко
Изначально он занимался реставрацией церквей. Когда его пригласили в Bisazza, он, будучи относительно молодым и при этом амбициозным, ушел от шаблонов и начал создавать интересные декоры, паттерны из мозаики. Этим мы сделали очень много tanta fortuna, как говорят итальянцы — "имели большую удачу". Дофига заработали, грубо выражаясь.

После этого у Bisazza дела пошли замечательно. Росли на 20-25%. Это шикарно. Помню, как в июле (перед традиционными августовскими каникулами в Италии), мы сделали в России 450 000 евро продаж. Тогда в Южной Корее столько мозаики продавали за год.
— Куда шла эта мозаика?
— Бассейны, фартуки, ванные комнаты. Уже начали использовать ее на фасадах магазинов. Есть ошибочное мнение, что мозаика боится холода. Ничего она не боится, ничего с ней не случится вообще никогда. Стекло отталкивает воду, легко чистится, проблема только в швах и затирке. Если затирка морозостойкая, то мозаичная поверхность будет вечной.

Во Фриули в Италии я видел дома 1975 года, выложенные по фасадам мозаикой Bisazza. Это прохладный район, зимой там холодно, но мозаика до сих пор выглядит прекрасно.

У Bisazza есть несколько подразделений. Одно делает мозаику из смальты — opus romano. Отдельно — производство самой смальты. Вы знаете, что цвета мозаики определяются окисью металла, который применяется при ее изготовлении? При этом интересные цвета получаются из одного и того же оксида, но при разных температурах. Оранжевый от желтого отличается именно моментом нагрева и остывания. Теперь можете представить, насколько сложно создавать на производстве один и тот же цвет. Bisazza производила смальту разного цвета. У них всегда была самая широкая цветовая гамма.
Bisazza, как любой производитель, всегда предупреждала о разнотонностях в зависимости от дня изготовления, это важно. Человек может заказать мозаику, которую покупал 2 года назад, и получить немного другой тон. Чтобы минимизировать этот эффект, Bisazza перемешивала между собой тессеры, произведенную в разные дни. Это смягчает отличие в тоне.

В мозаичном миксе разнотонность — это даже хорошо. Особый вид микса — растяжка, в нем один цвет переходит в другой. Мы понимали, что это очень интересная и красивая продукция, на нее большой спрос. Она великолепно играет в бассейне: градиент цвета от светлого к темному создает иллюзию глубины. Этакий оптический визуальный обман. Проблема в том, что при изготовлении растяжки оставалось много отходов. Грубо говоря, из рулона в 3 метра высотой в интерьере применяли всего 2,5. Заказчикам это становилось дорого. Слегка пожертвовав качеством перехода, на фабрике уменьшили высоту растяжки. Раньше компьютер заменял темный цвет на светлый равномерно, постепенно. Теперь же мы разделили растяжки на матрицы 30x30. Произошла настоящая революция — продукцию стало возможным держать в наличии на нашем огромном складе в Одинцово. Так 2005-2007 стал в России золотой эрой мозаики.
— И ты использовал ее в своем интерьере.
— Да, я тоже любил мозаику, спроектировал и сделал сам свою квартиру. У меня там растяжка, на которой один цвет плавно переходит в другой.

Кухня и ванная — это два места, где все должно быть радужно, особенно когда на улице серость. На кухне ты готовишь, проявляешь активность, живешь. Поскольку я — темпераментный человек, то я фанат красного цвета. Но возникла дилемма. Сделать все в красном — это сумасшедший дом или Мулен Руж. С другой стороны, кухню от гостиной в моей квартире отделяет лишь металлическая перегородка, которую я никогда не закрываю. Визуально это все равно получается единое пространство. Как решить вопрос, если с одной стороны у меня — красная кухня, а с другой — темно-коричневая мебель, этакий добротный махагон?

Что я в итоге сделал? На кухонном фартуке у меня микс из двух оттенков красного с белым золотом. Тут я жестоко прогадал и виноват сам, не делайте так. Потому что общий фон получился розовым, а не красным, как я хотел. Но я все равно обыграл эту тему. У меня старый сталинский дом. Я убрал советские подоконники и одно окно, и выложил на стене растяжку из мозаики. Оставил нетронутым белый и серебряный с переходом от красного в темно-коричневый. Внизу — 90 см бордюра: никакие кошки там ничего не могут сделать, никогда ничто не пачкается, если даже случайно ударишь чем-нибудь. В гостиной у меня — темный махагон и несколько вставок красного, которые все связывают. В результате получилось весьма гармонично. Растяжка позволила все объединить. Поначалу я не знал, как связать красный с коричневым, а в итоге вышло хорошо.
— Сколько лет ты представлял в России Bisazza?
— 7,5 лет. После того, как мы сделали шоу-рум на Кутузовском проспекте, Bisazza закрыла представительство. Решили, что им не нужен ни менеджер, ни дилеры — они начнут продавать все напрямую. Были сделаны серьезные инвестиции в шоу-рум, но к сожалению компания в итоге его потеряла. Теперь это самый красивый в мире магазин оптики.

Дилеры перестали покупать, потому что им предложили менее выгодные условия. Так Bisazza потеряла нишу, в которую уже не зайти, потому что сейчас Китай совсем другой, с ним сложно конкурировать.

Было время, когда и Sicis выглядел скромнее, чем Bisazza. Свою мозаику они не производили в Италии. Там только собирали панно, на что и делался акцент. Тессера у них не совсем ровная, и формат другой — 15х15 мм. Но Sicis — большие молодцы. Они всегда опирались на искусство, традиции и не отошли от них ни разу.

Bisazza в свое время принадлежала школа Спилимберго (Spilimbergo) на севере Италии. Они в нее много инвестировали, помогали ей развиваться. Там делались нереальные вещи из мозаики и мрамора. Я лично видел целый ряд потрясающих панно эпохи довоенного монументализма.

Увы, они потом закрыли производство в Спилимберго и перевели его в разные страны, сделали ставку на двадцатку и стали экспериментировать. Должен сказать, что и на новом месте получилось неплохо.
Изначально у Bisazza золотая мозаика была особенной, настоящее золото 24 карата. Все делалось вручную. На толстый слой круглого стекла (он называется "пицца") выкладывали золотую фольгу 24 карата, а сверху — очень тонкое стекло, которого стеклодувы добивались, раздувая огромный шар. Потом его разбивали и использовали как верхний слой в производстве золотой мозаики.

Затем все это отправляли в печь, нагревали до 800 С0, размягчая стекло. Потом температуру постепенно понижали до 200 С0 и на открытом воздухе давали остыть до 80 С0. Затем мозаику нарезали. Самые точные работы такого рода на глаз могут делать только женщины, у мужчин не хватит терпения.
— Ты начал заниматься своим клубом, когда ты ушел из Bisazza? Я помню, ты рассказывал, что использовал там много прикольной мозаики.
— Да, клубом я начал заниматься в 2009 году. Мозаика там получилась очень интересной, потому что я играл с декором. Панно я придумывал сам лично. Поскольку клуб назвался WE ARE IN FASHION, я хотел вывести на первый план знаковые иконы, причем не банально и не пошло. Я выбрал Мерлин Монро и Челентано. Она — вечная прекрасная икона стиля и красоты всех времен. Спорно, но тем не менее, она вечно молодая и не состарится никогда. Поэтому Монро. В пару к ней нужен был настоящий мужик, который умеет и очаровать женщину, и поставить ее на место. Поэтому Челентано.
В это панно я вложил всю душу. Красный фон 2,5 м на 3 из мозаики, надпись WE ARE IN FASHION, они на контрасте — в сером. Это классно выглядело и получилось очень эффектно. Гости любили здесь фотографироваться. Телеканалы брали там интервью у звезд.

Вся мебель — исключительно итальянская. Кресла-светильники давали освещение и дополняли композицию. Я обыграл все так, чтобы походило на инопланетный корабль.
Человеческий глаз устроен так, что он сам мысленно дорисовывает незаконченную картинку. Элементарные декораторские приемы, но я этого больше нигде не видел, а дело было 10 лет назад
На французском натяжном потолке — фото Таймс-сквер с эффектом Fisheye, который создает 3D картину — с помощью этой иллюзии я боролся с низкими стенами и клаустрофобией. Потолок выглядел бездонным.

Красный зал клуба — это стиль поп-арт, smart casual. Второй зал — более спокойный, в сложных серых тонах. Там опять-таки выложили декор из мозаики, огромную картину с цветами сакуры и керамические панно с изображением четырех городов: Прага, Венеция, Нью-Йорк и Париж. Они красиво складывались из 24 плиток, но я их не тупо приклеил все вместе, а оставил между ними 1-2 ряда мозаики. Человеческий глаз устроен так, что он сам мысленно дорисовывает незаконченную картинку. Элементарные декораторские приемы, но я этого больше нигде не видел, а дело было 10 лет назад. Использовал бренд Gabbiadini, сейчас его не существует, а раньше он входил в концерт Bardelli. В туалетах — растяжки из мозаики Bisazza. На полу в обоих залах использовали плитку Petracers.

Журнал "Лучшие интерьеры" объявил нас победителями по дизайну среди новых клубов Москвы в 2010 году. Получилось красиво, но к сожалению, реалии жизни, художественная и коммерческая составляющая часто не совпадают. Ты можешь сделать музей и создать красоту, но в клубе это, увы, имеет третьестепенное значение. Да, люди приходилили фотографироваться, но когда свет выключен, ты, как в бассейне, многих деталей не видишь.
Я например, удивлялся, почему в Сохо достаточно эклектично. Я считаю Сохо лучшим клубом Москвы и России всех времен. По интерьеру, если включить там свет днем или утром, когда люди расходятся, это место с точки зрения эстетики выглядит достаточно спорно. Но тем не менее, на это никто не обращает внимания, там есть другие составляющие, которых трудно добиться, не имея поддержки, связей, защиты бизнеса.

С клубом мне пришлось попрощаться. Это моя самая большая печаль. Я не жалею о его создании. Если бы я начинал все снова, то сделал бы его идентичным. Я вложил душу, но ошибся в подходе. Я отнесся к нему так, как будто это моя квартира, но это было помещение в аренду.
Когда меня спрашивали, зачем так придумано, я отвечал: "Чтобы повесить пиджак."
Я там играл дизайном как мог в хорошем смысле слова. Однажды осенило (то ли увидел в интернете, то ли придумал) — поехал в Икею, купил два стула. Сказал рабочим распилить их пополам и мы зафиксировали их так, как будто они утоплены в стену. Покрасили в алый, он был доминантой. Людям их человеческий мозг подсказывал потянуть к себе этот стул, чтобы сесть. А не получается! Мне эта шутка каждый раз приносила наслаждение, я как бы удовлетворял свое эго, для этого все и создал. Когда меня спрашивали, зачем так придумано, я отвечал: "Чтобы повесить пиджак."
Или допустим, захотел всех удивить и сообразить что-то нетривиальное со светильниками над баром. Элементарно взял чашки с блюдцами, просверлили их, добавили светодиодные лампочки. Получилось очень мило. Все дело в деталях, мелочах. Они и рождают красоту. В этом и принцип мозаики. Если тессера красива сама по себе, ее приятно держать, из нее можно создавать бесконечные формы. Поэтому мозаика, на мой взгляд, — самый пластичный и красивый материал.

Кстати, именно в клубе я впервые столкнулся с такой сложностью, как укладка паттерна на неровную поверхность, которая имеет 2D искажение. Если это не знать, то сохранить ход рисунка невозможно.
Например, барная стойка была из декора Bisazza "зебра". Как его выложить из пикселей на изогнутую поверхность? Он же будет искажаться, и ты не сможешь пошагово повторять паттерн. Решение мне подсказали специалисты Bisazza. Это не просто, но возможно. Матрица из мозаики режется по принципу клавиатуры фортепиано, последний ряд оставляем нетронутым. Ты открываешь полотно постепенно, как веер и идешь волнами на всю длину, стараясь, чтобы следующий ряд совпал с предыдущим. Искажение будет повторяться и не достигнет критических размеров. Его можно заметить, но все равно сохранится общий черно-белый рисунок зебры.

Меня тогда научили еще одной важной вещи. Поверхность стены часто может быть неровной — я видел разные причудливые формы. А укладывать мозаику все начинают с потолка или с пола — обычно так удобнее. Не надо делать как удобнее. Надо делать так, как правильно.

Укладку мозаики нужно начинать на уровне 1 м 70 — как ты стоишь и смотришь. Каким бы гением ни был укладчик, он — не машина и не компьютер, а значит мало-помалу будет отходить от прямой линии. Пусть же эта неровность окажется дальше от глаз, там, где она менее заметна. Если потребуется потом подрезать мозаику, то внизу можно придумать какой-нибудь плинтус.

Кстати, хотите узнать, как создать эффект 3D? Это очень любопытный вопрос. Его можно добиться и при ровной мозаике. Первым это сделала Bisazza. Представьте обычную мозаику, которая имеет цвет по всей своей массе — зеленый, желтый, красный. А есть полупрозрачные тессеры, которые имеют цвет только на дне. Он находится в глубине, его от нас отделяет слой стекла мозаики. Если выложить центр полотна однотонным цветом и сделать вокруг него полупрозрачную окантовку, то создается оптическая иллюзия: один слой кажется ближе, а другой — дальше.

Я знаю много таких секретов, которыми могу поделиться с архитекторами и дизайнерами.
— Если вернуться к сегодняшнему дню. Ты сейчас представляешь какие-то фабрики?
— Megaron, Zillig design.
— Чем они интересны?
Надо сказать, что инновационные технологии на рынке занимают максимум 5-15%. Даже самая авангардная публика — архитекторы, дизайнеры, — консервативны и применяют более традиционные формы.

Megaron специализируется не столько на самом производстве, сколько на укладке художественных панно в любых масштабах. Это могут быть и спа-салоны, и бассейны, экстерьеры, интерьеры из камня и мозаики. Они активно применяют смальту.

Это они отремонтировали пол в Большом театре, залили его смолой, получилась мозаика, повторяющая венецианскую.

Megaron находится недалеко от Салерно и Амальфитано. В этих местах очень сильна мозаичная традиция. Когда-то здесь была одна из четырех морских республик — герцогство Амальфи. Они, как и генуэзцы, более продвинуто смотрели на дипломатию и поддерживали отношения с арабским миром. Благодаря арабской традиции и культуре в южную Италию и проникла майолика. Это слово происходит от названия острова Майорка.
Потом итальянцы начали разрабатывать свою стилистику. На юге Италии все, кому не лень, занимаются керамикой, да и мозаикой тоже. Капри, Искья, дачи римских императоров. Лучше всего сохранились мозаичные фрески в Помпеях, там где жизнь остыла в одно мгновение. Людей нет, только вакуум от исчезнувших тел, — магма закрыла все, но там сохранились многие фрески, благодаря которым в наше время сделали выводы, что эталон красоты в Древнем Риме близок к современному. А в эпоху Ренессанса привлекательными стали более пышные формы.

Zillig design — это маленькая фабрика, которая в основном производит мозаику из керамики. Она находится в Амальфи, на юге Италии. Их продукцию категорически не назовешь классической, она очень авангардная. Красивые цвета, интересные формы. Квадраты с отверстием, где сердцевину можно заменить, и играть деталями как в Lego. Стильная дорогая продукция.

Эту мозаику у меня уже спрашивают. Я считаю, что у нее есть будущее и своя ниша. В сегменте керамической мозаики сейчас только один серьезный игрок — Appiani. Отличный бренд. Но там больше промышленное производство, а здесь — преимущественно ручная работа.

Лично я керамическую мозаику в целом воспринимаю неоднозначно, потому что у нее коэффициент водопоглощения выше, чем у стекла. Ее надо применять аккуратно, в сухих помещениях, а если речь идет о бассейне, иметь затирки, которые закрывают швы очень хорошо. Мы ездили по объектам в Сочи и видели, как через 15-20 лет вода выталкивает плитку из поверхности. Никогда этого не забуду.
— Это в основном из-за цементной затирки, которую применяли раньше. Она как губка вбирает воду и под плиткой образуются капилляры. Такова проблема всех старых бассейнов.

Возвращаясь к Appiani — я смотрел их техкарту, там коэффициент водопоглощения — 0,5%. Это допустимо для бассейнов.
— Продолжая тему бассейнов, скажу, какие проблемы возникают с золотой мозаикой. Мозаика из натурального золота — это традиционное ручное производство. Ее всегда надо укладывать толстой стороной вверх, никак иначе. Потому что тонкий слой под давлением воды со временем вылетит, независимо от клея. Эпоксидка эластичная — в этом ее сила, но она защищает только швы. Поэтому мозаика используется вверх толстой стороной.

Надо также понять, что восприятие цвета под водой совсем другое, чем на воздухе. Нет смысла использовать для отделки бассейнов полутона, маленькие нюансы, тонкости цвета, яркие краски, детально насыщенный декор. Под водой все будет одинаково, поэтому здесь можно все упростить и сэкономить, не в ущерб качеству. Например, не использовать мозаику с авантюрином, который стоит немалых денег.
— Полезный комментарий. Толща воды нивелирует детали, а значит здесь можно сэкономить на оптических эффектах. Но цвет мозаики при этом очень важен. Например испанцы Ezarri особое внимание обращают на то, как он влияет на зеркало воды и много пишут об этом.

Ты сказал, что современные производители мозаики смотрят в будущее. Я, со своей стороны, тоже наблюдаю, как сейчас экспериментируют с сочетанием материалов и формой.
— Не отходя от квадрата. Это сугубо мое мнение, но я думаю, что эксперименты будут проводиться и дальше. Все пойдет по спирали, появятся новые вариации, может и на другом уровне, но вечным будет квадрат. Эта форма устоялась за тысячелетия, почему вдруг она должна исчезнуть или потерять лидирующие позиции? И дело ведь не только в ее красоте. Самая простая форма в геометрическом плане на мой взгляд, треугольник, а не квадрат. Но квадрат дает больше маневра для композиции с помощью того же пикселя — он ведь не треугольный, а квадратный.
Форма — это хороший философский вопрос. Но я уверен, что квадрат не заменит ничто на свете. Наша технология и мышление построены на пикселях — везде мы видим маленькие квадратики. Это негласное правило. Меры веса и длины, эталоны — это очень абстрактные и даже пугающие понятия, которые мы, как говорят англичане, приняли на веру, de facto. Я думаю, что квадрат мозаики — предмет из этой же области. Я не консерватор, за любые эксперименты, но в квадрате.
— Ну да, в сознании людей мозаика чаще всего ассоциируется с сеткой из квадратиков.
— Конечно, производится разная: и треугольная, и круглая. Сейчас интересная тема — чешуя, красивая форма сама по себе. Люди хотят новое, с морскими мотивами, ракушками.
— Как ты думаешь, кто впервые стал выпускать ровную квадратную мозаику в промышленных масштабах и ввел стандарт чипа?
— Квадратная мозаика применялась еще греками и флорентийцами. Одной из первых промышленно выпускать ее стала Bisazza в 1950-х. Все другие предлагали только колотую мозаику и говорили, что она красивее, потому что неровная, но это неправда. В пиксельной мозаике пиксель должен быть четким. Это в художественных панно четкость не имеет значения.

Bisazza была единственной, кто уже в то время производил десятку с фаской. Что дает фаска в 45 градусов? С ней можно ровно покрыть сложную изогнутую поверхность, не меняя швы между тессерами, что важно. Фаска удорожает мозаику. Один из вариантов — делить двадцатку на 4 части. Но фаска тогда получается только с двух сторон.

Еще одна вещь. Мозаика с фаской удобна, если нет детей. Это вопрос: "Опасны ли углы в доме, где есть дети?" Но наверняка у людей, которые укладывают такую мозаику, найдутся деньги на няню.
Существует два способа обойти острые углы при укладке мозаики. Если фаска 45, то ты спокойно можешь сделать угол в 90, фаска это позволяет. Допустимо оставить небольшой шов, желательно, чтобы он не отходил от настоящего, тогда он выглядит логично. Больше уже некрасиво, но можно окантовать специальными металлическими или пластиковыми углами.

Мозаика очень любопытна еще и тем, если ты — сумасшедший дизайнер и любишь экспериментировать, то ничего не мешает использовать ее в отделке кухонной мебели. Причем практично и функционально. Ты можешь придумать любую форму с перегородками из фанеры, а окантовку и дверцы облицевать мозаикой. По сравнению с другими материалами, она, хоть и тяжелая, но тонкая. Если память не изменяет, на 1 м2 уходит 2,7 кг двадцатки плюс клей. Это немного. Массивные двери весят и больше.
— Как сейчас, по-твоему, дизайнеры относятся к мозаике?
— Она надоела всем, потому что ее использовали по поводу и без повода, красиво и некрасиво. Я помню, как приехал в Челябинск, а там мозаику уложили вверх ногами: ребристая часть, которая должна цеплять клей, оказалась снаружи. Я спросил почему, и укладчик ответил: "А так красивее, мне так больше нравится." Не заказчик, а укладчик! Были и такие. Я поковырял пальцем, и она стала отваливаться, потому что ей не за что держаться.
— Дизайнеры не любят мозаику?
— В меру употребялют.
— Когда понимают ценность тессеры, ее красоту, тогда находят, как ее развернуть в пространстве, как ей декорировать.
— Я сам хотел бы больше заниматься обустройством квартир или бассейнов. Я — фанат мозаики, им и остался. Так что еще один вариант, где можно применить мозаику — это потолок. Лет 10 назад я умышленно выложил мозаикой потолок кухни. В результате получился короб, где развешаны светильники. Современный стиль, не мог иначе. Правильная затирка и стекло не пропустят воду, разве что по периметру. Меня как-то залили сверху, то там, где была мозаика, ничего не случилось. В других местах раздулось, пошли пятна.
Самое плохое, что может случится с дизайнером сегодняшнего времени, это когда он прежде всего бизнесмен, а потом дизайнер
— На твой взгляд, каким должен быть дизайнер интерьера?
—- Самое плохое, что может случится с дизайнером сегодняшнего времени, это когда он прежде всего бизнесмен, а потом дизайнер. Я убежден, что всегда должны побеждать искусство и красота. Если человек — фанат своего дела, создает красоту и так зарабатывает, это прекрасно. Дизайнер, который пытается заработать на том, что предлагает сомнительную красоту, обречен на провал. Конечно, многое определяет бюджет заказчика и его "хотелки", от которых порой никуда не убежишь. Они создают 70% проблем в интерьере, а то и больше.
— Превалируют экономика и деньги?
— К сожалению, да. Но есть другая сторона. Когда на дизайнеров скидывают все грехи. Более того, я скажу, что только благодаря дизайнерам многие продукты, в том числе мозаика, еще имеют применение в интерьерах. Немало клиентов, к сожалению, возомнили себя дизайнерам и думают, что могут сами обойтись. Возможно, tastes differ, как говорят англичане, о вкусах не спорят. Но тем не менее, воспитывать свой вкус надо даже самым талантливым. Если ты талантлив, но не осведомлен, не факт, что ты предложишь лучшее решение. Даже если ты — великолепный дизайнер, но не знаешь мозаику, то не сможешь грамотно использовать ее интерьере. И будешь, как лиса из басни Крылова, ругать виноград (читай мозаику) за то, что тот зеленый и невкусный.

Я считаю, надо дать максимальную возможность людям, желающим получать эти знания, знакомиться с самым великолепным, удивительным продуктом и материалом для отделки интерьеров. Ничего более интересного человечество еще не придумало.
— Ты много путешествовал, часто бываешь на Cersaie. Что важного, на твой взгляд, дают подобные выставки и мероприятия?
— Так получилось, что по долгу службы и профессиональному интересу я в течении 20 лет посещаю Cersaie, Мосбилд и Batimat. Я уже не говорю про выставку ISaloni в Милане, которая отличается с точки зрения разнообразия и спектра продукции. Это не только мебель, но все, что связано с интерьером.
Cersaie — профессиональная выставка плитки, сантехники и сопутствующих отделочных материалов. Такие выставки важны потому, что все новинки даже в современном информационном мире с его сайтами и соцсетями всегда хочется потрогать и посмотреть вживую. Визуальное и тактильное впечатление ничем не заменить. Да, мы общаемся виртуально, вместо того, чтобы встречаться лицом к лицу. Но выставку не заменишь сайтами. Это не одно и то же.

Другое дело, может ли фабрика себе это позволить. Приведу один интересный пример. После работы в Bisazza 4,5 года я представлял в России фабрику Petracers. Это плитка в классическом добротном английском стиле. Успешная в своей нише, хотя и недешевая продукция: стоимость — 70-75 евро за квадрат.

Они очень прилично инвестировали в рекламу и участие в выставках. Сначала это была даже не фабрика, а бренд, продукт для которого производили разные подрядчики. Самое интересное, что оборот всего бренда составлял 10-11 млн евро, из них 4,2 млн продавалось в России. Потому что они хорошо инвестировали в мерчендайзинг, качественные каталоги, образцы, интересные композиции, участвовали на выставках в Италии, в Москве.

Шла постоянная работа. Реклама — двигатель прогресса, без нее в современном мире нельзя. Я думаю, что в России они инвестировали внушительные суммы только на журналы, поэтому бренд был постоянно на виду. Заказчик смотрит фотографии и говорит: "Хочу такое".
Выставки — это всегда плюс и показатель если не здоровья, то по крайней мере мощи, объема компании
Архитекторы и дизайнеры тоже часто обращаются к журналам. Так проще и удобнее. Велосипед давно придуман, зачем оригинальничать? Да, они вооружаются идеями через правильные журналы и публикации, в этом нет ничего зазорного. Плох тот дизайнер, который считает, что знает все сам. Поэтому Petracers имел такой успех и обороты без мощностей Atlas Concorde или Kerama Marazzi. Кто еще продает 45 процентов только в России?

Выставки — это всегда плюс и показатель если не здоровья, то по крайней мере мощи, объема компании. Значит они чувствуют себя на рынке уверенно.
— Расскажи, какое место в твоей жизни занимает Design-MAFIA?
Design-MAFIA — это потрясающий проект. Удивительный феномен, по мне парадоксальный и логичный. Там собираются в основном архитекторы, дизайнеры и поставщики. Последнее слово мне ужасно не нравится, потому что оно звучит как "торгаши". А в Design-MAFIA абсолютно все — удивительные, интересные и эрудированные люди, идейные фанаты своего дела.

Клуб, который создал Ava Vol, Володя Аваков, — это компания, тусовка, где все по жизни руководствуются схожими принципами. Многие люди, которых я там встречал и надеюсь встречу, имеют близкие мне человеческие ценности, в том числе по продвижению красоты в массы. Естественно это игра, и здесь мы не говорим о бизнесе. Было бы дурным тоном использовать дружбу для того, чтобы продвигать свои интересы. Design-MAFIA — это не про продажи и проекты. Здесь я с великим удовольствием отдыхаю, общаюсь с интересными людьми.

При этом хочу подчеркнуть, что участники бывают разные. Игра очень сложная, как жизнь в миниатюре. Она объединяет людей с неодинаковыми привычками, намерениями. Моделирование таких отношений оттачивает твою бдительность, интуицию и помогает в общении в повседневной жизни с теми же клиентами. Интуиция очень важна, чтобы двигаться в нужном направлении.
— Видел твои прекрасные костюмы. Кто тебе их шьет?
— Хороший вопрос. Я их не арендую, это мое личное. Почему я стал эти костюмы носить? Потому что безумно люблю эпоху Ренессанса и иногда жалею, что не родился в то время. Когда в декабре шли вечеринка за вечеринкой, я чуть ли не каждые 2-3 дня ходил в шляпах с перьями. Это реверанс прошлому, некая ностальгия. Конечно все мы дети. Я убежден, что человек жив, пока в нем живет ребенок. Пусть другие говорят: "Фрик, не наигрался." На самом деле — это состояние души и творчество, в конце концов.

Я покупаю их заблаговременно и так я скопил гардероб, который могу менять и выглядеть на каждом мероприятии по-новому.

Один из близких мне философов — Франсуа Ларошфуко, этакая смесь Мольера с Шекспиром. Мне не импонирует Кант. Да, он великий, замечательный, но это другой типаж. Будучи молодым и юным, я имел счастье не сидеть с гаджетами и очень много читал. Начал, естественно, с Жюль Верна. От него со мной на всю жизнь осталась тяга к путешествиям. Когда я отправляюсь в путь, то становлюсь персонажем Жюль Верна. Это лучшее, что может быть. Неважно, куда ты едешь, важен кайф от самого процесса.
Шекспир же, как я считаю, — антология литературы Великобритании того времени. Там есть и сам Шекспир, и королева Елизавета, и Френсис Бекон. «Жизнь Тимона Афи́нского» — это параллели к «Жизни Алкивиада» Плутарха. Не надо забывать, что Шекспир был бродячим актером и не знал латыни. Латынью мог владеть кто-то типа Френсиса Бэкона. Так что это интересная тема.
В любом интерьере, и в плохом, и в хорошем,
есть душа.
— Ты говоришь о театре, Шекспире. Насколько важны театральность и эмоции в дизайне?
— Дизайн должен быть эмоциональным. Оставлять дизайн без эмоций — делать его бездушным. У каждого дома и интерьера должна быть своя душа. Если ее нет, это плохо. Значит там злой дух. В любом интерьере, и в плохом, и в хорошем, есть душа. Если он вызывает положительные эмоции — то он хороший, если нет, — то плохой. Если у человека вызывает хорошие эмоции плохой интерьер, то это плохой человек.
— Пожелай что-нибудь нашим читателям, подписчикам и всем своим друзьям.
— Я бы пожелал всем быть самим собой и не строить иллюзий. Не рисовать себе фантазии, не создавать идолов и кумиров, а упорно идти к своей цели, не сворачивая ни налево, ни направо. Потому что большинство проколов в жизни случается, когда человек, пройдя очень долгий путь, останавливается на предпоследнем шаге.
За помощь в подготовке и организации интервью благодарю Валерию Ефанову.

Продолжение следует...
Привет, меня зовут Илья Соболев
Я — эксперт по мозаике
Вы прочитали одно из серии интервью, которые я беру у мастеров, художников, дизайнеров, производителей и других экспертов строительного рынка.

Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне письмо или отправьте сообщение в соцсетях.
Напишите мне письмо
Если вам есть, что рассказать о новых продуктах
и технологических решениях моей аудитории, напишите мне
Made on
Tilda